irkuem: (Default)
В который раз решил вернуться к своему "долгострою" под кодовым названием "Мёдом по крови". Что закончу в этом году - обещать не буду. Уже четыре раза грозился. То переезды, то свадьба, то Украина....
Естественно, "МпК" будет работаться не в ущерб "Железному песку" (КЭДО).
Официальный релиз "Ярчуков" откладывается (примерно до сентября)
"Бочкин" вычитывается.

Немного статистики, которая неумолима:

К "Железному Песку" текст пишется со скоростью пол страницы в неделю
"Ярчуки", для которых не надо было выверять каждое слово, а количество источников - меньше полусотни, шли примерно 2-3 в неделю
"МпК", где источников как таковых - 5-6, можно писать по 2-3 страницы в день.
Интересно, как быстро бы я писал про дивных эльфов и принцесс, гарцующих по острову Маврикий на дронтах единорогах?..
Начала грызть зависть к незамутненным МТА.
irkuem: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] polubiako в Настоящий полковник. История одной аферы.

Можно по-разному относиться к различным идеям и инициативам вильнюсских властей, но несомненно одно - страсть к различным новшествам и зачастую сомнительным проектам достаточно традиционное и распространенное явление.

Желание создать нечто необычное и оригинальное уже не раз стоило городу больших усилий, немалых денежных затрат, но в результате заканчивалось только убытками и скандальными судебными разбирательствами.

Вот еще одна из историй о попытке постройки маленького "чуда света" - невиданного моста через реку. По мере ознакомления с подробностями "проекта века 17-го" не покидает ощущение, что авторы современных проектов "культурная столица", "брусчатка на проспекте", "стадион", "метро" и др. прекрасно владеют историческим материалом.

Но ближе к делу.


Read more... )

Читать полностью: http://ru.delfi.lt/vkl/history/nevyuchennye-uroki-istorii-kak-v-vilno-300-let-nazad-chudo-most-stroili.d?id=58794869#ixzz2BjafTual

irkuem: (Default)
Как многие знают, идеи рождаются иногда из совершенно непредсказуемых вещей. Соответственно, еще немного персонажей "Мёда":

Read more... )


Понимаю, многим надоело, поэтому прячу под кат. Прошу понять. Каждый сходит с ума по своему.
irkuem: (Default)
702097_1000
Осавул Сашко Соловьяненко (Мёдом по крови)
irkuem: (Default)
Один хороший человек пообещал спросить у других хороших людей насчет иллюстраций к "Мёду".
Вот и собираю потихоньку рабочий материал ))

tQf7ji5Aks0
Ротмистр Бортнич по прозвищу Скаженный
irkuem: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] bernard_ в К вопросу о восточноевропейской нечисти
Специально для [livejournal.com profile] irkuem
http://www.south-rus.org/articles/tales.php?ELEMENT_ID=938

Болотные звери Польши (18+)

Я постараюсь излагать поближе к авторскому тексту.
Рассказывал, наш хороший друг, корабельщик, Збышек Бутрын.

На болотах водятся разные звери...
Там, лоси, лягушки, вынзезбошеки, рапухи-цыцохи, труполёты и синие болотные младенцы.
Вы хотите узнать кто это?
О, это просто.
Во всем виноваты онанисты.
Как людына пойдет по болоту и захочет женщины а нету, он сделает свое дело. И как он попадет в змею - появится вынзезбошек, а как в лягушку то - рапуха-цыцоха.

(Краткая справка: Вынзезбошек- змея с головой человека, все время глупо улыбается и пускает слюни, крайне опасен. Рапуха-цыцоха - лягушка у которой на спине вместо бородавок много грудей, ими она кормит начинающих синих болотных младенцев.)

Вы спросите почему так опасне вынзезбошек? (18+) )
irkuem: (Default)
Орша. Воинский конец

- Шагай, падла! – и пикой в спину. Не острием – древком. Главное – не упасть. Подняться не дадут. Разрядит свеонский драгун пистоль, а колонна дальше пойдет. И на тебя, умирающего, наступит. Потому шевели ногами, да слова ругательные не в полный голос ори, а шепчи. Вон падла на коне рядом едет. С пикой наперевес.
Эх, рвануть бы в подворотню, да уйти дворами! Только не выйдет ни черта! Ноги кандалами надежно скованы – каждый шаг в ладонь длиной, не разбежишься. Да и куда ты дернешься, по бокам колонны, «внутряки» вышагивают. Кто с парой пистолей, кто с самопалом-воронкой. Редкая штука… И гренады мечет, и дробом шарашит. Попрыгаешь, будто заяц, а тебе в спину и жахнут. Тулово в кашу, руки-ноги-голова отдельно… Не уйти…
Колонна пленных свернула в очередной раз, изогнувшись по-змеиному. Те, кто шел в первых рядах, начали замедлять шаг, поняв, куда привели остатних бунтовщиков. Вернее, приведут.
До конечной точки оставалось два квартала. Пехотные казармы. Те самые…
Передние и вовсе остановились, не желая идти. Но, командир конвоя будто знал, что так будет. В спины задних тут же уперлись пики. И те поневоле надавили на соседей, а те, в свою очередь... И вся процессия двинулась дальше.
- Новиков убирать будете! – буркнул один из конвойных, седоусый капрал, перемазанный с ног до головы сажей. - Вы же ребят накрошили… - и злобно харкнул в глубь колонны, попав шатающемуся поручику в лицо.
Поручик дернулся было, но тут же был остановлен прочими. Да и что ты сделаешь, если ноги в кандалах, и руки. А помереть - дело быстрое и несложное. Вот жить труднее…
Завидев пленных, из окрестных домов высыпали жители. Они стояли, оттесняемые к стенам, и во взглядах мешалось многое: от ненависти до страха. А кое-где, отдельными проблесками, мелькало уважение. Но его было мало. Казармы располагались совсем рядом, а дни стояли жаркие…
Внутри все осталось точь-в-точь, как тремя днями ранее, только добавилась удушающая вонь. И мириады мух, плотно облепивших трупы. Впрочем, кое-какая работа уже была выполнена. Возле заваленного телами плаца громоздилось кучи свежей земли, и темнели провалами глубокие ямы…
Задача была немудреной – уложить убитых в яму, после засыпать известью и закопать. По уму, следовало бы в приказном порядке обязать родственников разобрать своих. Но мертвецкие переполнены, лед давным-давно кончился, все новобранцы – не из Орши, а Солнце все никак не уйдет на покой… Еще немного, и, в довершение всех бед, поползет по многострадальному городу эпидемия. А там и на страну перекинется…
Хоть руки развязали. Всё равно провозились почти до темноты. «Внутряки», отобрав у пожежников, прикатили бочку с водой. О еде не позаботились, да и не полез бы никому кусок в горло. И так почти каждый метнул харч, добавив вони…
А когда последняя лопата извести полетела в яму, работников построили у ее края…
Всего один залп. Больше выстрелов не требовалось. «Внутряки» стреляли метко. А где нужна была правка –справились лопатой.
Ямы засыпали уже в темноте. И никто не увидел, как шевелилась земля…
irkuem: (Default)
Кости брошенные сержантом Велгой прокатились по грязному столу, неведомым чудом не влипнув ни в одну из многочисленных лужиц вина, в изобилии усеивающих поверхность.
- Шесть-шесть! - оторвавшись на миг от потертой карты, готовой рваться на сгибах, произнес Рышард, скосив взгляд на грани.
Не проронив ни слова, сержант дотянулся до костяных кубиков, сгреб их. Метнул.
- Шесть-шесть! - снова озвучил результат поручик, сложив карту. - А ну еще разок!
На лице сержанта, щедро украшенном дюжиной мелких шрамов, родилось некоторое подобие кривой ухмылки.
- Не видят - не верят. Но и узрев, продолжают пребывать в неверии...
- Последние времена наступают! - вклинился в разговор Гаспар, отложив в сторону свой любимый мушкет. -Знаем, знаем, кое-чьи отговорки!
- Не отговорки это, а непреложные факты, сиречь -истина! - насупился Велга. И метнул в третий раз.
- Шесть - шесть! - хмыкнул Рышард. - Велга, ты нам определенно что-то о себе не рассказываешь.
- А разве я отрицал когда либо наличие в жизни своей лакун, про кои вслух, особливо при наличие вокруг стольких внимательных глаз и ушей, - сержант обвел рукой таверну, набитую ракушанами, будто бочка селедками. Несколько человек явственно вздрогнули, почуяв на шкурах внимательный взгляд Велги.
- Вот не надо про уши! - буркнул Гаспар, машинально коснувшись правой рукой того места, где когда-то было ухо, а нынче остался лишь старый шрам.
- Играем? - прохрипел вдруг кто-то над ухом. С легким хрустом в столешницу, вплотную к костям, вонзился длинный складной нож, на рукояти которого веднолось странное украшение в виде трех соединенных друг за другом шариков
Рышард поднял голову. Хмыкнул.
Возле их стола, уперев ладони в грязь досок, стоял невысокий ракушанец в плаще. Голову его покрывал красный платок, явно видавший виды, а то и сменивший не одного владельца. По крайней мере, три пятна скорее всего были небрежно застиранными пятнами крови.
- Играем! - утвердительно сказал сам себе ракушанец. - А эльбарато кто платить будет, а? Или думаете, что если чужестранцы, так вам с рук все сойдет? Так каморра видит все!
- О чем это он? - спросил ничего не понявший Рышард у многомудрого сержанта Велги. Впрочем, от незваного гостя поручик не отворачивался. Мало ли, может у него под плащом и пистоль найдется...
- Он думает, что мы играем, и пришел получить свою долю с выигрыша. - хмуро пояснил сержант. - Местная традиция. У нас тоже такое дерьмо водилось.
- Может ему еще и авиньонский флорин в пасть сунуть? - буркнул Гаспар. - Милейший, мы не играем. Так что идите, и возлюбите какого-нибудь осла. Благо тут их на каждом углу полно.
- Ах ты сын шлюхи! - взревел ракушанин, выдернув нож их доски и скинув плащ. Под плащом у него оказалась грязная рубаха и широченный пояс, закрывающий живот чуть ли не целиком. Пояс был богатый - из толстой кожи, с множеством нашитых монет. - Думаешь, что ты вальент?! Выйдем, и ты увидишь свои потроха в пыли!
Посетители таверны давно уже прекратили жрать и орать, наблюдая за бесплатным представлением. Не каждый день ведь кто-то осмелиться сказать что-то против Игнасио Аргуманьо!
Поэтому сдвоенный выстрел прозвучал оглушительно. Таверну заволокло дымом. Но не настолько, что не разглядеть ужасную картину. Славный баратеро Игнасио валялся на полу, сжавшись в комок. Из под судорожно сжатых пальцев толчками выбивалась кровь. Темно-вишневая с легкой зеленцой. Впрочем, в полумраке цвет было особо не различить, но Рышард Гарайд мог за него ручаться
Над умирающим разбойником присел на корточки сержант Велга. Под гробовое молчание окружающих, старательно обшарил карманы будущего покойника. Взвесил на ладони жалкую полудюжину мараведи. Подумав, срезал заковыристым ножом баратеро его же щегольский пояс, с натугой выдернув тот из-под хрипящего наглеца. Встал, ковырнул носком сапога свеженатекшую лужицу:
- Искустный гаруспик мог бы увидеть многое в жидкости, истекающей из брюха сего прохвоста.
- А что видишь ты? - спросил Гаспар, предусмотрительно ухватив мушкет. Вдруг да решится окружающая шваль кинуться на троицу альвских солдат. Гарнизон мал и далеко...
- Я же вижу, что сей плут подохнет с развороченной печенью.

ПС. Огромное спасибо Д. Черевичнику и его замечательной книге!
irkuem: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] k_lvk в Менталитет и мотивация солдат и воинов в XVI-XVII вв.: статьи
Отмечая, что вопреки бытовавшим ранее в историографии утверждениям о зарождении линейной тактики в 1605 г., тогда "по сравнению с образом действий огнестрельной пехоты Восточной Европы (а другой пехоты здесь и не было) под Добрыничами не произошло ничего нового", О.А. Курбатов высказал далее такое мнение: "И Самозванец, и Мстиславский воздействовали прежде всего на боевой дух противника: первый побеждал своим именем, а второй противопоставил ему шок пищального залпа. Эти приемы были рассчитаны на свободных прирожденных воинов (как правило, конных), ответственных за свое поведение в битве; европейский солдат конца XVII в., равнодушный ко всему, кроме своевременного жалованья и палки капрала, в корне менял характер тактики, делая ее более рациональной и механической - о чем здесь еще не могло быть и речи." (Курбатов О.А. Военная история русской Смуты начала XVII века. М., 2014. С. 41-42). Про менталитет русской конницы, применительно к образу ее действий на поле боя, исследователь уже писал (Курбатов О.А. Морально-психологические аспекты тактики русской конницы в середине XVII века // Военно-историческая антропология. Ежегодник, 2003/2004. Новые научные направления. М., 2005. С. 193-213. Взять статью в pdf можно тут). А вот столь однозначная характеристика мотивации европейской пехоты эпохи "войн в кружевах" вызвала некоторое недоумение, далее которого, впрочем, обсуждение вроде бы не пошло. И, раз уж пришлось к слову, две работы на эту тему по более раннему периоду:
Александров С.Е. Немецкий наемник конца XV - середины XVII вв.: грани ментальности // Военно-историческая антропология. Ежегодник, 2002. Предмет, задачи, перспективы развития. М., 2002. С. 83-112. Взять статью в pdf можно тут.
Новоселов Р.В. Обычаи войны XVI в. и мотивация поведения наемных солдат // Военно-историческая антропология. Ежегодник, 2002. Предмет, задачи, перспективы развития. М., 2002. С. 113-130. Взять статью в pdf можно тут.

irkuem: (Default)
В продолжение разговора, так сказать))

...Малым Ельник звался по праву. Ибо, как заведено со старых времен, малый – не младший и не низший. Малый – избранный из превеликого количества прочих. А посему Большого не было. А Малый был.
Сросшиеся плотной стеной, переплетенные колючими ветвями ели создавали дополнительный охранительный круг, непроницаемый ни самым острым слухом, ни самым зорким глазом. Ели густы, и колючки остры. Их ведь не по окрестным лесам выкапывали да пересаживали. Лет двести назад, специально вывезли из Дикого Поля, из бора возле Полынного Замка. Оттого и лапы у елей рыжего цвета. Cаженцы, в свое время, обошлись в два веса золотом…
Конечно, зал сей, уже не считался надежнейшим средством удержания тайны. Развитие людское, еще и подстегнутое нечестивыми Гостями, на месте не стояло. И трубки зрительные становились все лучше и лучше, и восковые барабаны, на коих иглы чертят затейливую вязь, отображающую звуки. А еще в тайных мастерских и вовсе дивную штуку мастерят, дабы портреты делать одним нажатием… Ну а где портрет, там и карта. Прицепят, к примеру, на крачета, да пустят летать…
Но не только деревья станут преградою мерзкому доглядчику-шпиону. Много кругом гвардионусов в медвежьих шапках, да и всякого прочего, про что лучше вслух не говорить, пока хмурый чиновник из Башни не зашел в гости. На кружку можжевелового меду.
В любом случае, как бы то ни было, Малый Ельник считался идеальным местом для конфиденциальных встреч и разговоров. И докладов Императору об истинном положении дел в Священной Империи альвского народа …
irkuem: (Default)
Понимаю, что звучит смешно. Но тем не менее, сообщу))
Сегодня закончил вычитку и правку первой части "Мёдом по крови". Дописано несколько эпизодов, куча изменений в сеттинге.
Большое спасибо А. Трубникову за помощь в драматургии,
Ю.Валину за вычитку, и А.Лобину за материалы про артиллерию 17-го столетия, которые я у него в ЖЖ старательно изучал и конспектировал))

П.С. Частично текст выложен по соответствующему тэгу
irkuem: (Default)
Деревенька догорела еще вчера. Прошедший под самое утро дождик прибил последние искорки, таящиеся под золой. И пепелище умерло окончательно.
Вскоре после рассвета, когда Солнце только-только перестало цепляться за виднокрай, на закопченную печную трубу, шумно хлопнув крыльями, сел ворон. Огромная, как и надлежит истинному крачету, птица начала чистить перья, поглядывая по сторонам выпуклым глазом.
Ворон видел все. С начала и до конца.
Степные пришли ближе к вечеру. С трех сторон навалились на деревеньку, лихим налетом обезлюдев обе коротенькие улочки. А после, спешившись, и отогнав коней чуть подальше, пошли частым гребнем по деревне, тщательно проверяя каждую хату. Оголодавшие степняки выгребали все, чуть ли не под метелку – благо, лошадей вьючных, у них было предостаточно. Брали и пшеницу с ячменем, не говоря уже о кругах сыра, да яблоках.
Все годилось запасливым степнякам в добычу! И топор сточенный, на рукояти треснутой, и занавеска ситцевая. А уж о девчатах молодых, речи и вовсе идти не могла. Крики до самой ночи к небу летели. Многие, ох, многие, Айону на судьбу жалились, пока не втыкался им в грудь кинжал, или не чиркал по горлу…
Только ведь в Айона люди верят лишь потому, что по земле ходят. Ворон выше туч поднимался. Не было там седого старика с длинной бородой. Ничего там не было. А люди – верили. И звали…
Малая заминка у нападавших вышла с маетком, что стоял чуть поодаль. До войны, было там мужчин без счету – старший Огоневський, тот еще жеребец был. Только война всех выбрала! Где кто в землю лег, в деревне не знали – пани Катажина, что единственная в маетку осталась, про то говорить не любила…
Одна она там осталась, да дворовых мужиков четверо. Из тех, кто в боевые холопы негоден стал по болезни, или по возрасту. Но степным хорошо врезали, ох и хорошо! Целых полчаса держались. Пятеро против сотни. Добрая дюжина под маетком лежать осталась. А может и больше. Сколько в доме осталось, до тла сгоревшем – неизвестно. Никто из пламени не выскочил. Ни пани Катажина Огоневська, ни хлопы ее, ни степняки кривоногие. Все там остались. Живые ли, мертвые, пламя не разбирает.
Обозлившись на гибель стольких своих, степняки злобу на деревенских выместили. Кто живой еще остался – дорезали. А после – подожгли. И в ночь ускакали, ведя тяжело груженных коней. Не первая им деревенька по пути попалась. И не последняя. До кордону – ворону полночи лететь. А уж конному, так дня три, самое малое.
В предрассветной дымке пришли конные. По всему, похоже, что от Полковника. Но ворон к ним лететь не спешил. Да и заняты они были. Все пепелище излазили, будто надеясь кого живого найти. Не нашли. Так и уехали дальше, выругавшись напоследок длинно и бранно.
Ворон посидел еще немного, раздумывая. Если по прежнему укладу, то надо бы до ближайшего поста Порубежной стражи лететь с докладом. Вороньи мастера везде есть – поймут, да на встречу степным отряд вышлют. Чтобы окстились грязномордые на Орсанию набегом ходить. Кто бы не позвал!
Но ворон боялся. В него уже трижды стреляли. Один раз чуть было не убив – пуля совсем близко прошла, перья взъерошив. К мастеру Крауку вернуться тоже не судьба. Засыпана рыжая борода землей, да ползут к мастеру черви, на зуб пробовать. Где брат Ук пропал – неизвестно. Из Столицы в шторм улетали, отбился по пути где-то…
Впрочем, куда направляться, можно и потом решить. Сейчас голова о другом думает. Спланировав на землю, Кра, зашагал по мокрому пеплу, задирая лапы. Идти далеко не пришлось – пять пар шагов.
Мощный клюв с легкостью проломил обгорелый висок, добравшись до мозга…
irkuem: (Default)
Начавшие уже опадать листья складывались в чудный красно-желтый ковер. Полковник улегся за кустом. Не удержавшись, открутил черную капельку тёрна, раздавил зубами, мимолетно скривившись от кисло-горького вкуса ягоды. Ничего! Вражьей кровушкой зубы прополощем, горло омоем... Из замусоленного бархатного футляра полковник вынул подзорную трубу. Левой рукой осторожно раздвинул ветви, прильнул к бронзовой трубке.
Косач присмотрелся, опытным взглядом старого вояки готовясь подмечать мелкие детали и деталюшки. Оно как ведь? Хочешь, чтобы сделано было хорошо? Сам делать не лезь - хватит и проверки выполненного. Но разведка не сплоховала, недаром хлеб жуют.
Над устало плетущимся авангардом ветер рвет ткань стяга. Ага, ключ на щите – Привислянский коронный. Добрый полк, с добрыми командирами и толковыми сержантами. Полковник у них тоже очень и очень. Спуску по службе не дает и в рожу заехать не постесняется.
Самого Чупрыну не видно, заховался пан Михал где-то в глубине серой и грязной змеи, что толстенным брюхом елозит по ужгородскому тракту. Медленно ползет. По всему видно, заморились.
Один из разведчиков тронул Косача за плечо, ткнул пальцем направо. Полковник перевел трубку в указанную сторону. Подкрутил резкость. Тщательно хранимая оптика, за которую было по весу отдано гибелинскими дукатами, послушно отозвалась на ласковое касание хозяйских пальцев.
Орудийная рота. Инроги новомодные. Правильно отметили. Пригодятся. Первейшей целью назначим...
Рядом плюхнулся Скаженный. Ухмыльнулся довольно, будто кот, схарчивший полкувшина хозяйской сметаны, нахально отобрал у Косача трубу и внимательно оглядел тракт, по которому месили грязь пехотинцы.
- Что делать будем? - ротмистр склонился к самому уху. – Ночи ждем и шомполами в ухи перетыкаем?
- Шомполами, оно, конечно, с одной стороны даже хорошо, - задумчиво протянул полковник. - Вот только не запамятовал ли пан Бортнич наш разговор под Омелувом?
Усы ротмистра встопорщились сами собой. Будто пану Бортничу молния в сраку шибанула.
- Не ори только! - на всякий случай предупредил Косач. - Разъезды далеко, однако же, могут и услышать.
Скаженный дернул кадыком, словно проглотил что-то противное до безобразия.
- Помню, пан полковник, как не помнить?
- Вот и славно, вот и хорошо, - улыбнулся Косач, который, отобрав все же у ротмистра подзорную трубу снова начал разглядывать неровный вражеский строй. - Думаешь, зря я приказ дал твоих хлопцев приводить? Вот тебе и панцирники. Как на заказ.
Read more... )
irkuem: (Default)
Поручик ушел, оставив на душе у полковника полнейший раздрай. По уму, надо было собирать совещание, продумать слова, что разлетятся в посланиях: Казимежу Смелому в Круков да в Степь – Айдару. А потом упереть в подбородок пистолетный ствол и нажать спуск. То-то удивятся охоронцы, еще и недобрым словом помянут, соскребая мозги.
Все бесполезно. Все! Даже если Вранова башта падет, а Владзислав повиснет в петле, дрыгая обоссанными ногами, это ничего не даст! Жигимонт мертв, и его кости давно истлели в сыром подвале. Без короля - все бессмысленно, и он, полковник Косач, вовсе не вызволитель законного правителя, а смутьян и мятежник. От него отвернутся все. И Ливония, и Степь, и те, про кого Косач запретил себе даже думать.
Рука сама потянулась к вину. Терпкая жидкость лилась и лилась в глотку. Полковник отбросил пустую бутылку. Вино напрочь потеряло вкус. А вместе с ним и способность туманить разум, отдаляя беду.
Пришла беда. И никто не поможет с нею управиться. Никто. Даже Тенгри-Вседержатель, и тот не рискнет помогать полковнику Косачу, что ошибся так сильно.
Холодным собачьим носом в ладонь ткнулась рукоять пистоля. Хороший пистоль, два ствола, два спуска. Росы делали. Слухи доносятся, у них самопалы делают на десять зарядов. Под ложем коробка, и все там. Пуля, порох – все в одно слиты. Таких бы пару десятков... И тройку их «особых взводов». Тех, что поклыкастее…
А говна на лопате не хочешь, пан полковник?! Хуже бабы стал!
Косач встал, покачнувшись. Все же коварное вино ударило в ноги
Пакость какая! Надо Язя позвать, нехай заберет эту отраву, да в овраг выльет. Не время за кувшин браться.
Полковник потряс головой и докрасна растер себе уши. Пить с горя, а после мозги себе вышибать – слабых удел. Умные – сперва подумают. Так, Жигимонт, следовательно, мертв. И с ним вместе, твой план помер. Пока не воняет, но скоро смрадом потянет. Бросить бы всё, ущипнуть казны малость, Дракона нет, так не хуже кони найдутся. И ищи-свищи ветра. В Дикополье завсегда примут. А нет, так язык не только до Полынного Замка довести может, но и до Магриба...
Но вот с другой стороны, ты, пан полковник столько мозолей оттоптал, да стольким на спину плюнул, что везде найдут. Хоть в Магрибе, хоть где. Найдут, и за содеянное спросят. Так что, нет из Орсании дороги. Оставаться придется. И молчать.
Если правда наружу выйдет, то держава вся полыхнет. От моря до украин. Против Владзислава все станут. И шляхта, и народ. Не всех же купить удалось. Но вот стоит ли птицу-правду из клетки выпускать?
Когда все завертится, то другие найдутся. Более хитрые, более верткие, более… более первые. А оно тебе надо? Ведь того, кто принесет победу, на трон не посадят - на кордон выпрут. Галуцей гонять. Нет уж! Хрен вам всем в зубы! Не бывать того!
Не для того он потом, кровью и верным служением выбился из «босой шляхты»! Не для того! Жаль, отец не видит. Эх, отец, дурная твоя голова! И зачем тебе было против Яремы идти? Зачем правду выискивать решил там, где её и быть не могло? Хотел в перьях куриных обваленным быть? Или в канаве жизнь кончить, хлебая грязь вспоротым горлом? Ну то не журысь, батьку! Не спасли Ярему его сердюки с гайдуками! Помер паскудно, как такой крысе и положено! На колу пан Ярема два дня сидел. Пока не сдох. Жаль, отец не видел. Понял бы тогда, как надо правду искать!
Страшно на себя всё брать и стяг падающий ввысь поднимать? Так первый раз, что ли?
Помнишь, полковник, как тридцать годов назад Степь в набег пошла, да шальным отрядом наскочила? Помнишь, кто во главе хоругви Старомясской стал, из стариков да детей набранной? Не магнат княжего роду в сечу вел. А ты - нищий сын опозоренного отца. Потому как, если не ты, то кто? Так что, орудием в руках чужих быть не стоит. И про смерть Жигимонтову лучше промолчать. А то ведь, набегут, не отмашешься. Все надо в свои руки брать...
- Пан полковник! – без предупреждения сунулась в шатер голова сегодняшнего бунчукового, хорунжего Яремчука. – Разведка повернулась!
- Что говорят?
- Коронные поблызу!
Косач улыбнулся. Ну что же, хвала тебе, Владетель Небес! Ты вовремя подаешь знак! Спасибо тебе, дальше, уж как заведено – я сам. Быть полковнику Рышарду Косачу королем Рышардом Верным. А кто против скажет - сам себе могилу выроет.
- Сколько и где?
- Два часа ходу пешаго ходу! Разъезды навкругы, но наших не видели! Полк «квартцяных»! Бобёр гербы читал – говорит, с галуцкого кордону! Полковником у них – Чупрына.
- Шестой день идут, – начал вслух рассуждать Косач. – Чупрына служака завзятый, без отдыху полк гнать будет...
- Так сам говоришь – шестой день идут, – встопорщились усы Яремчука, - притомились чупрынчики...
- Сожрем, пан хорунжий?
- Отчего бы и не сожрать, пан полковник!
- Мухой до Скаженного, пусть Безликих поднимает!
- Уже бегу, пан полковник.
И только сапоги затопали по земле.
irkuem: (Default)
Пригодицца.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] alexuslob в Артиллерия Великого княжества Литовского в войне 1512-1522 гг.
Пытаюсь разобраться с литовской артиллерией периода Смоленской войны 1512-1522 гг., и даже немного пожалел, что взял эту тему - увяз. Но бросить не могу, поскольку затеял, кхе-кхе, ни много ни мало изучение вооружения и тактики противников в некой сравнительной перспективе, что в итоге должно войти (войдет ли?) в работу по всей Смоленской войне 1512-1522 гг с перечислением всех кампаний.
Тезисно получилось пока вот что:
бух-бах )
Сдается мне, что в 1510-е гг по сравнению с Диким Московитом у ВКЛ не было нормальной многочисленной артиллерии, и неудача под Опочкой в 1517 г. это подтвердила.

irkuem: (Default)
Украйны Орсании и Дикого Поля. Кальмиуська паланка

- Есть поверье таковское в земле нашей, Оршанской, про Черного Ежа. Не слыхал, друже Сашко? – Вахмистр был на удивление весел. И даже зубы скалил, сучий потрох. Забыл, наверное, про сотню альвских гренадеров, что готовятся к последнему штурму. И про две сотни самопальщиков, что у альвов зовутся «мушкатерами». Хорошие самопалы у альвов. На триста шагов в яблоко бьют… А еще будто и не замечает оршанский гвардионус, как на вершину соседнего холма втягивают десяток неуклюжих гуфниц, с разверстыми пастями. Такие могут и прямо стрельнуть и бомбу вознести чуть ли не к облакам. И падают те бомбы сверху, будто град или дождь…
- Ни разу не слыхал, друже Франта! – прошипел разбитым ртом Соловьяненко. Зарычал от боли, перевернулся на целый бок, пачкая свои роскошные шаровары, что одел по торжественному случаю. Не каждый день простому порубежнику доводится дули крутить, да альвскому бароннету в рожу тыкать. Эх, такую вещь кровью запачкать довелось… - Так шо, пан вахмистр, рассказывай! Времени у нас забагато! Час, а то й больше! Альвы нас сперва из мортирок расстреливать будут. Раньше пойти им никак не можна..
- Хлопцы, кто там? – Поморщился Чарторыйский от близкого вскрика, перешедшего в долгий всхлип.
- Штефан до ветру ушел, друже вахмистр! – Проорали в ответ. Кто именно – не понятно. Вроде бы Анджей-литвин, на него похоже. А там, какая разница-то, по большому счету? Их тут не так много осталось. Первую сшибку пережили немногие. С дюжину Волков, да пара дюжин порубежников осавула Соловьяненко. И теперь, все они старательно прикидывались камнями, ну или, на худой конец, ящерками, не горя желанием раньше срока получить кусок свинца в грудь… - Ему в голову засадили! Похоже, что три за раз!
- Ну и славно, - прошептал вахмистр, прислонившись спиной к теплому от полуденного солнца камню. - Еще на одного меньше стало. Одно хорошо, борзописца звать нужды нет, надпись на могилу готовая уже: «Три за раз, прямо в глаз! А наш Штефан…»
- Хлопцы, Штефан коз не драл втихомолку? – надрывая глотку, уточнил Чарторыйский. - А то у меня слово в строку не ложится!
- Та не, друже вахмистр! Штефан баб драл! И твою тоже! Да так втихомолку, что полгорода знало!
- Курва мать, - беззлобно выругался вахмистр, - значит правильно все в эпитафии выходило…
- То пан Франта отвлекся ты не в ту степь, - напомнил осавул, - ты это, раз начал, так продолжай! А то помру, и знать не буду, отчего оршане ежей так боятся. А как бабу твою драли, то мне слушать интересу нет совсем! Штефана своего на том свете за бейцалы на журавель подвесишь!
- Ну так вот, слухай! Мне то, давным давно Ян Кошка рассказывал, а я, стало быть, тебе перескажу, – Франтишек выудил из кармана трубку-носогрейку, и начал сосредоточено набивать. - С давних времен в нашей земле поверье есть такое. Если какой оршанский лыцарь славы добыть возжелает, да не просто славы, а такой, чтобы небеса содрогнулись. Ну, или на худой конец, чтобы пан король припомнил не единожды, или, к примеру, магнаты наперебой дочек подсовывали, то надо одно дело сотворить…
Вахмистр чиркнул кресалом, запыхтел трубкой и продолжил рассказ:
- Раз хочет он всего этого, то должен храбрый лыцарь, до дочек магнатских охочий, пойти самой темной ночью в лес. Найти там ежика колючего, да прибить его бедного.
- И все? – удивился Соловьяненко. - Да я тех ежей штук тридцать сырьем схарчил, когда в Сумах нас на болотах зажали. А ни одной дочки не увидел…
- Не все! – порывы ветра сбивали тлеющий огонек, и вахмистру пришлось закрывать трубку ладонью, чтобы та разгорелась как следует. - Всенепременно надо голой задницей убить. И единым махом. Иначе нещитово!
Пораженный дикополец расхохотался во все горло. Да так, что услышали даже враги. И переглянулись в сомнениях, не тронулись ли рассудком, загнанные в угол крысы.
- Самисенькой голой сракой? – Переспросил Соловьяненко, с трудом сдерживая гогот.
- Ну да, - совершенно серьезно сказал вахмистр, пряча улыбку в уголках прокуренных усов. - Это главное и есть. Зато после такая удача в бою тебе будет, что две дюжины по ноздри в землю вгонишь и не упреешь!
- Ну что там про Черного?
Read more... )
irkuem: (Default)
Взревели тугой кожей тулумбасы, зазвенели литавры, взвились трели флейт и сурм. Кто шагнул первым – неизвестно. Не до того было. Но качнулись оба строя и зашагали друга на друга. Тут же, будто боясь опоздать, зарявкали инроги. Ловкие мастера инрожьего боя посылали гренады во вражеский строй поверх строя своего. Привычные же не ко всему, но ко многому, люди шли, не замечая. Вот кони, те волновались, чуяли скорую смерть. Твари божьи, они зачастую людей умнее.
Пехота мятежников шла плохо. Строй колыхался, многие выбивались, шаг теряли. Ну а когда между армиями осталось сотня шагов с мелочью, то мятежники вдруг бросились вперед, воющей толпой...
Полковник Косач умел считать. И думать он тоже умел. Оттого и знал, по правилам драться – проще сразу пистоль в рот, да на курок, чтобы холм мозгами забрызгало. Не дурак ведь, понимал, что вчерашние и позавчерашние крестьяне не сумеют на равных противостоять стрелкам Карела. Ну не может Безликий, как бы его не корежила ненависть к выродку, стрелять чаще раза в минуту. Запасы бы пообильнее… Ведь, когда на расход оглядываться не надо, можно и за месяц стрелка так наловчить, что единолично десяток заменит. Только вот когда на всю учебу три заряда, как не учи – не научишь.
Потому, даже если равными силами сходиться, перестреляют полковниковы войска, потеряв в разы меньше. У Карела-то, новичков нет, все опытные, по десятку пудов пороху сжёгшие.
Да к тому, еще одна беда. Одна большая, прочие поменьше. Воинов у Косача меньше на четверть. Но про то, знать тоже не стоит. Безликие думают - Волков много, Волки – что Безликих много. И все степняков ждут, Полковником обещанных. Только степняки юшкой умылись, по рожам размазали, и со свеонами хлестаться больше не хотят. Про Ливонию же, Косачу лучше и вовсе не напоминать – за карабелю пан полковник хватается. Предал Казимеж, ох, предал! А может, правду раньше узнал? Может и так…
Что битва победой кончится – тому лишь по воле Айоновой быть. Разобьются Безликие о строй пехотный, изорвут кунтуши о пики… Единая надежда, что удастся строй проломить, да за горло ухватить. У Карела воины правильной войне обучены, а хлопы, крови понюхав, в подлинных вовкулак перекидываются. Вот только им достаточно разок в морду получить, на кишках сотоварищей поскользнуться, и пропадет запал с куражом. И режь ты его хоть чем.
Да и самопалов на все пешее войско – две тысячи. Вот пистолей – много. И сабель с пиками еще больше. А еще, вилы есть да топоры. Для тесноты – самое то!
У Кареловских железа на поясах тоже в достатке, и махать им выучены изрядно. Но про лучше вслух не говорить. Кому надо и так знает, а кто не знает, тому лучше не знать. А то, прям из шеренги сбежит, не побоясь капраловой пули в затылок. Она хоть сразу…
Да, стрелки у Карела вперемешку с пикинерами стоят. Но те против конницы хороши, да против такого же строя. А если враг не грудь подставлять будет, а нырнет под пики, змеею проползет, да в печенку кинжал вонзит, тут-то и конец настанет. Не зря говорят люди, что мол, кто пикинера зарезал, тот будто ребенка изобидел. Одно плохо, мастаков таких, что под пикой проскользнет, и до врага доберется – горсточка. Прочие на пиках и останутся. Но и про то умолчал полковник, когда план будущий расписывал. Кто понял из офицеров – виду не подал. Один Бортнич зубами скрипнул, но во тьме ночной в шатер не пришел с руганью матерной. Видать, сообразил, что иначе – совсем край. А так – есть шанс удачу поймать, да под хвост ей кочергу каленую запихать…
Потому, делать так приказал. Идти до последнего рубежа, а потом бежать. Добежав – убивать. Про рубеж никто не переспросил, да то и понятно. Это бойцы рядовые – неграмотные. А командиры все Статуты Строевождения назубок помнят, хоть с бабы за ногу стащи – расскажут. Оно ведь как, пуля из самопала на двухстах шагах убить не убьет, но оглушит, будто молотом. На ста с полтиною – убить может, но чаще ранит смертию поздней. Бой переживешь, так после помрешь. Вот на ста – там что ни пуля, то свежий покойник. Сразу мрут в кого попало.
Взрыкивали над головами инроги. Их бы не три десятка, а две сотни! Чтобы проломить гренадами строй, засыпать осколками… Радуйся, полковник, что хоть столько есть! И дважды радуйся, что вражеские далеко стоят, не каждым ядром попадают! Трусоват у Карела инрог-маршал! Не желает на батарее банником отмахиваться!
Сходятся противники, сходятся. И ждут. Одни, что вторые побегут, боя не дав. Вторые же ждут, пока пора не придет. Кареловские палить начнут с полутора сотен. Чтобы и заряды не жечь бестолку, и не устать быстро. Можно по три пули в минуту выстреливать. Но недолго. Полторы же сотни шагов сделать, если бежишь, а не шествуешь - полминуты, не более. Первый залп весь в цель пойдет. Второй - как повезет. А третьего и вовсе не будет. Потому как пойдет драка рукопашная, тесная. Ножами друг дружку рвать будут, зубами грызть…
Все малые и большие командиры план сегодняшней битвы хорошо выучили. Кто, когда, куда. А потому, команды никто не дожидался. Зачем? Добежать главное. А там строй сам дрогнет, да посыпется…
Грохнул протяжно залп. То ли опоздали, то ли специально выждали. Чтобы наверняка. Ахнули сраженные. Кто хоть звук вымолвить мог. Оно ведь, если в голову попадет – так голова будто арбуз колется. В руку – рука плетью повисает. И дух вышибает – только в путь.
Прочие же, даже взгляда последнего на погибших да пораненных не бросив, побежали быстрее. Навстречу им, грохнул второй. Но пожиже, послабше… Не сумел на спину опрокинуть, на сраку посадить! Безликие добежали. И врезались. Частью пики, навстречу протянутые, украсив, частью на землю упав, от боли скуля, раны зажимая. Прочие же, чудом неведомым, до глоток первой линии добрались. И кадык ей рванули. С хрустом, с визгом. Только за первой линией, еще десяток стоит. И спину показывать не желает…
И взлетел над полем рык общий. В коем человечьего малой толики не было. Лишь звериное. Так зверь дикий рычит, до мяса свежего добравшись, до крови горячей. Кровь и брызнула. А после, потоком хлынула. Добрые всходы на поле весной будут, щедро удобренные…





_______________________________________________

Кусочек сырой, стилистика явно хромает. Но речь не о ней. Насколько правдоподобен сценарий?

П,С. Больше спасибо уважаемому mos-art"у за его статью о поражающей способности гладкоствола.
П.П.С. Спасибо, всем кто помог! Этот вариант тоже далеко не окончательный.

July 2017

S M T W T F S
       1
23 4567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 02:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios