irkuem: (Default)

"...Сторожевой катер проекта «Гриф», под бортовым номером П-527 сошел со стапелей города Феодосии в очень далеком девяносто седьмом. В том же году был передан Морской Охране Пограничных Войск, и переименован в П-506. Отслужил на Черном море и, за пару лет до Войны, был переведен в Донецкий пограничный отряд. Через год выскочил в море спасать невезучих рыбаков и пропорол борт об льдину. Еле дошлепал до берега и выбросился на пляж в районе Белосарайской косы.
На лето катер стал культовым местом для фотографов, пляжные паломники стекались чуть ли не со всей области. Потом, тихо-мирно был снят, поставлен в сухой док на судоремонтном и забыт.
В Войну ни на порт, ни на судоремонтный завод, ничего не упало. То ли для себя берегли, то ли промазали. Кто тех амеровских военных поймет? Или кто там планировал ракетно-бомбовые. Словом, завод уцелел, единственный из всех крупных предприятий города. И вместе с ним - катер. Тоже единственный. Нет, конечно, в дивизионе Морской Охраны, который базировался на том же заводе, корабли были. Только «были» - ключевое понятие.
Половину сожгли в многочисленных разборках первых лет, Еще несколько, относительно уцелевших, загрузились под завязку и ушли на Россию, так и не вернувшись... Один «Калкан» вышел в шторм и бесследно пропал…
Вспомнили про «подранка» нескоро, когда схлынула кроваво-черная пена междоусобиц. Когда пришла пора не ломать, а строить. В том числе восстанавливать с ноля оборонную мощь на море. Моторки и переделанные сейнера, конечно, хорошо, но боевой корабль лучше. Особенно, когда на корме спарка «Утесов», а не два автоматчика.
Мучили катер долго. Многие даже говорили, что проще новый собрать. Не хватало всего. Приходилось импровизировать и упрощать. Но все преодолели, и, всего-то через три года после начала ремонта, спустили на воду довольно неплохой даже по меркам прошлого, сторожевичок. В очередной раз переименованный. Теперь на  бортах красовалось гордое имя, бессовестно спертое у первенца в серии лучших русских эсминцев. «Новик»
Усилили вооружение, добавив на бак еще одну спарку, а на крышу рубки — АГС «Пламя». Очень уж хорошо из «станкача» получалось шарашить по браконьерам всех мастей. Да и по берегу гранатомет работал на ура, несмотря на качающуюся платформу. Немного упала скорость, но «Новик» все еще был способен пройти мерную милю на двадцати трех узлах, а этого было достаточно.
И с личным составом проблем не возникло. Кого из «сухопутчиков» перевели, кого из гражданских «мореманов», которые мотались вдоль побережья, экономическими методами, то есть каботажными рейсами, сколачивая и соединяя Конфедерацию.
Изначально, особых планов на «псевдоэсминец» не прописывали. Так, «шоб було!». Погонять ошалевших от удивления, браконьеров, пришедших в территориальные воды Конфедерации с русской стороны, высадить разведчиков в районе Ейска. Да мало ли каких задач можно нарезать для чуть ли не единственного боевого корабля в акватории?
А с этого года на слегка поржавевшие от постоянного нахождения в море плечи сторожевика, нагрузили еще и одну проблему — дальняя разведка. Поскольку не было другого корабля, подходящего под такую задачу. Нет, конечно, СЧС-235, обладал чуть ли не месячной автономностью. А на паре уцелевших сухогрузов «река-море» было не в пример комфортнее, да и на палубу можно с десяток орудий влепить... Но, как говорится, есть нюанс.
Автономность и комфорт - вещь хорошая. Но скорость и осадка важнее, особенно, в мелководной Азовке. Если залиться под завязку, да забить все возможные места канистрами, то можно и до Одессы доскочить. Если будет поставлена такая задача. А ее не будет. Нету Одессы. Если разведсводкам верить — одна набережная и осталась. С Дюком.
Но в Одессу нам и не надо. Нам необходимо выйти в определенное время, в точку с определенными координатами..0010_1400-01_big 0010_1400-05_big

"Новик" до реконструкции. На правом фото - в акватории п. Мариуполь

irkuem: (Default)

Судно скрипело всем, чем можно. Бывший сейнер каждым сочленением проклинал судьбу. И проклинал небесных Богов, отведших ракету от причальной стенки. Тогда все бы и закончилось. Мгновенно и бесповоротно. Ослепительный взрыв, краткий миг затмевающей сознание боли в ломающихся ребрах-шпангоутах. И прохлада морской воды, несущая забвение…
Но все получилось совсем не так. В биографии сейнера присутствовало многое. Тут были и выходы за рыбой, похожие друг на друга как капли, и залитая кровью палуба, и латание дырок в бортах, и смена порта приписки, и много еще чего. Интересного и не очень.
Судьба круто изменилась совсем недавно, меньше недели назад. Над спящей Таманью единым  хором взревели двигатели. Над портом взлетела ввысь частая стрельба. И вдруг, совсем рядом с сейнером  оказались угловатые коробки бронетранспортеров, с такими родными звездами на бортах…
И сейчас, кораблик шел домой. Рубил наскоро заплатанным форштевнем воду, вскарабкивался на спины волн, рокотал изношенным движком…
 - Воды… - простонал кто-то сбоку. Левашов попытался повернуть голову – голос показался знакомым. Но не получилось. Вспыхнули перед глазами красные круги, сменившиеся темнотой.
 - Воды… - снова послышалось сквозь туман.
 - Сейчас, сейчас!
В губы ткнулось горлышко «полторахи», приспособленной под поилку. Сержант понял, что знакомый голос – ему и принадлежит. Вода, тонкой струйкой вливавшаяся внутрь, приносила с собой и ясность мыслей. Кое-как сфокусировав взгляд, сержант разглядел спину, одетую в заляпанный бурыми пятнами халат. Почувствовав внимание, владелец спины развернулся. И обрадовано сказал:
 - О! Еще один очухался. Будь здоров, сержант!
Болело все. Начиная от пальцев ног, заканчивая головой. Даже уши, и те, в такт работы сердца наливались болью. Добавляя неприятных ощущений, ритмично ходил вверх-вниз пол. И над головой, чуть ли не у самого лица, раскачивалась, затянутая мелкой сеткой лампа, выхватывающая из окружающей темноты облупившуюся краску на потолке и стенах.
 - Вы, уважаемый, на борту госпитального судна «Сергей Юдин». С чем я вас торжественно поздравляю! – не дожидаясь вопроса, поспешил с ответом то ли врач, то ли санитар, старательно проговаривая каждый слог. Но все равно, слова проходило словно сквозь вату.
Сержант очень медленно, старясь не дергать звенящей головой, огляделся. В дерганом свете единственной лампы, всех деталей было не рассмотреть при всем желании, но примерную картину Левашов понял. Действительно, госпитальное судно. Трюм. Небольшой, метра три в ширину, метров пять в длину.
- Друг… - кое-как прошипел сержант. Горло, смоченное водой понемногу оживало. Но на речи, более долгие, чем одно слово, оказалось неспособно.
 - Ушиб всей бабки! – туманно пояснил «халат».
Сосед Левашова, скрытый под толстым слоем бинтов, вдруг завыл. Низко и утробно. Санитар, ухватив с рундука небольшой ящичек, перешагнул через сержанта. Бросив тому:
 - Контузия у тебя. И вывих матки. Спи!
Левашов честно попытался заснуть. Не получалось. Только затих сосед справа, получив полновесную дозу промедола, как завелся сосед слева. Успокоился тот – поменялся ветер. И в борт зашлепали волны…
 Качка неожиданно кончилась, сменившись мелкой дрожью. Левашов настороженно дернул за полу, окончательно ставшего бурым, халата снова перешагивающего через него санитара.
 - Приехали! – медик растер по лицу пот. – Щас выгружаться начнем!
Санитар не обманул. И десяти минут не прошло, как по трапу загремели ботинки. Сквозь узкий люк носилки протискивали с трудом. Сержант изо всех сил ухватился за раму. Вывалится и приложиться головой ему совершенно не улыбалось. Пронесло!
Вынеся наружу, "портовские" оставили носилки на палубе, и скрылись в чреве судна. Сержант лежал, глядя в небо и наслаждался. После спертого воздуха трюма, состоящего больше из крови, гноя и лекарств, запах снаружи показался неземным. И плевать, что воняет креозотом и прочими горюче-смазочными. Плевать, что снова разболелся ушибленный и переломанный организм...
С берега, на борт поднялась очередная пара носильщиков. Наклонилась, ухватила, вздернула…
Совсем рядом – коснуться рукой, проплыла вода, вся в ошметках пены...
Левашов на секунду прикрыл глаза, чтобы так не слепило Солнце, застывшее в зените. А когда открыл, над ним склонилась заплаканная Даша:
 - Живой!!!
 - Ага… - прохрипел сержант. – Живой…
 - Уйди, женщина! – проворчал рядом Мухтарыч. – Я ему щас спиртику, на чабреце…
Левашов улыбнулся и снова соскользнул в сон. Он вернулся домой.

______________________________________________________

Понемногу возвращаюсь к своему военно-морскому постапу.

irkuem: (Default)

Вернулись из Украины еще в понедельник, но, вернувшись, я обеими ногами влетел в ликвидацию последствий ревизии, поэтому, с относительно рабочей головой и наличием свободного времени оказался только сейчас. Так что, отписываюсь сегодня. Несколько сумбурно, но тут уж простите. Мыслёв много, а простыни о себе, любимом, писать не умею. Хотя, иногда получается))

Read more... )

irkuem: (Default)

Набросано на коленке, так что, прошу простить за возможные ошибки.
_____________________________________________________________

Вокруг повисла тишина. Непривычная… Она ударила по ушам сильнее, чем весь предыдущий грохот боя. Хотелось потрясти головой, чтобы вытряхнуть назойливый звон. Что, все? В окончание верить хотелось. Но чудес не бывает. А бывает грамотное руководство на поле боя и подавляющая огневая мощь.

Точно, все. Вон, несется по дороге рядовой, размахивая руками. Про рацию забыл, щенок. Правильно, шайтан с той рацией! Они на деревья растут как персики. Так, а ну хватить брюзжать, подобно базарной торговке! Парень спешит сообщить командиру радостную весть. Так встреть его не насупленными бровями, а радушной улыбкой одобрения. А за то, что провод гарнитуры волочится по пыли – скажешь потом. И накажешь тоже потом.

- Мы убили всех, господин юзбаши! - выпалил подбежавший рядовой. – Всех!

Фаррух кивнул. Ну что же, пора покидать командный пункт и идти смотреть своими глазами, а не через американский бинокль. Проходя мимо рядового, все с тем же щенячьим восторгом таращившегося глаза, юзбаши ударил. Локоть коротко и сильно вонзился под челюсть. Рядовой охнул и упал. Придет в себя – ему разъяснят вину. Не поймет – на разгрузке Фарруха греется югославский М57. Пистолет взят в Боснии с трупа молодого серба. И, как чувствовал юзбаши, отправил на небеса ошибившихся правоверных больше, чем в руках прежнего владельца, погибшего безусым.

Read more... )

irkuem: (Default)
0010_1400-01_big

Пограничный сторожевой катер проекта 1400 "Гриф"


xtrbcnтруба

July 2017

S M T W T F S
       1
23 4567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 02:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios