August 2017

S M T W T F S
  12345
6789 10 1112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
irkuem: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] antinormanist в Про один территориальный спор в Арктике
В мире есть немало нерегулированных территориальных споров, в последнее время они охватывают и Арктику.
Старейшее противостояние )
irkuem: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tt_762 в Спасем заснеженную Америку!

Спешат медведи, бегут упряжки, скользят лыжники, жужжат снегоходы и плывут молчаливые тюлени. Нью-Йорк будет спасен!

(без названия)

Набор Арктический щит России, ЦАМ, 1:32, производство фирмы «Ура»


irkuem: (Default)
Эпизоды пошли без особой логической связи. Выкладываю по хронологии написания.

Север

Загрохотало так, что Поздняков подскочил с койки и ухватил автомат раньше, чем полностью проснулся. Сержант спешно натянул штаны, пытаясь достучаться по рации до дежурки. А стрельба не прекращалась. Грохот стоял такой, что заглушил даже «алярм» боевой тревоги.
- Шухер, менты! – прорычал Поздняков, вываливаясь в коридор базы. Наконец-то ожила рация, доложив мороженоязычным голосом Крюченко:
- Попытка прорыва периметра на шесть-восемь часов. БОТ - «семь», БОТ – «семь»!
Перекрыв срывающийся голос ефрейтора, снова заработало орудие.
Ох ты ж, мать его за ногу… БОТ за номером семь располагался рядом с отсеком, где старший сержант и обитал – выскочи наружу, пробеги по лееру двести метров, и будешь на месте. Поздняков накинул куртку, вжикнул молнией, чуть не защемив кожу на горле. Но то мелочи.
- Бобры, вы где? – перещелкнулся на другой канал сержант, вызывая группу быстрого реагирования, которая, именно для таких случаев, и сидела обычно в дежурке в полной боевой.
- Выдвигаемся к «семерке». Как обстановка?
Точно, старшим у бобров сегодня Буханов, он боец толковый. Блин, сам же план дежурств расписывал, мог и быстрее сообразить. О, вроде и стрельба кончилась…
- Пока не понятно. На месте разберемся. Выхожу.
- Мы на месте. Ждем СК.
Поздняков сунул рацию за пазуху, нацепил гарнитуру. Если верить термометру, на который глянул, выбегая в коридор, за бортом всего – 10. Что по местным меркам – курорт и Ташкент. Можно особо не спешить – бойцы уже на месте. И раз нет стрельбы, значит все нормально. Но отбой пока давать рано, мало ли что там как. Может, на тихую всех шомполами в ухи перетыкали?
Сержант не стал цепляться за леер, благо ветра не было, да и видимость позволяла. Возле БОТа маячило пять фигур в белом камуфляже и с оружием. Сбоку от броневого «стакана» парило – видно, остывали раскаленные гильзы.
Проваливаясь в снег, старший сержант подошел к БОТу.
- И по какому случаю фейерверк?
Младший сержант, а в просторечии – капрал, Буханов, в бронежилете и прочем обмундировании, похожий на раскормленного и покрашенного белой краской йети, кинул к каске ладонь в толстой перчатке:
- Пока не разобрались, но, похоже, что ложное срабатывание.
Поздняков кивнул. Бывает, что уж тут. Не бывает идеальной сигнализации. Может, контакт от влажности коротнуло, может, снежинка удачно шмякнулась…
- Ладно, доставайте нашего ганмена, может, признается.
- Он изнутри заперся, – развел руками Буханов. – Можно, конечно, танковым ключом вскрыть…
- То он опасается, что кругом враги, - хмыкнул Поздняков. И от души вмазал ботинком по люку:
- Выходи, подлый растратчик казенного боеприпасу! А то заставлю весь БОТ облизать!
Изнутри раздались лязгающие звуки. Люк открылся неожиданно и резко, чуть не стукнув Позднякова по носу. Высунулся взъерошенный Крюченко, в сбитом на затылок танкошлеме.
- Товарищ старший сержант, от стрельбы засовы перекосило!
- Расскажи, расскажи! – отмахнулся Поздняков. – Так и признайся, что подлый трус! Ты зачем стрелял, жертва пьяного зачатия? Диверсантов американских узрел? Или проверяющих?
Ефрейтор замотал головой, оглянулся на стоящих рядом бойцов Буханова. Те старательно делали вид, что ничего не видят и не слышат.
- Да ладно тебе, не ломайся. Отстрелял вхлостую из-за глюка, так тебя что, расстреливать за это будут?
- Там за торосом тени мелькали. Здоровенные такие. Метра по два! Ну я и…
- И черные все, будто ваксой вымазанные, - подытожил Поздняков. – То, товарищ ефрейтор, к вам ЮАРовские парашютисты приходили, зуб даю! Буханов! – обернулся он к капралу. – Отправь своих посмотреть.
В эфир вышел Валерунчик, поинтересовался, что за веселье. Сержант в двух словах описал ситуацию, пообещал сразу после выяснения всех деталей явиться под начальственные очи с ефрейтором наперевес.
Бобры умотали проверять. Поздняков, чтобы не откладывать в долгий ящик, начал диктовать рапорт. Ефрейтор, то и дело, косясь в сторону расстрелянных в хлам льдин, послушно записывал дрожащими руками:
«После чего, я произвел четыре короткие очереди в подозрительно гуманоидные силуэты…»
- Ты, чего, совсем дурак? - выдернул лист Поздняков. – Вообще мозгов нет?
Крюченко вжал голову в плечи, будто в ожидании удара.
- Ладно, - сжалился сержант. – Я набросаю, перепишешь. А то как попугай безмозглый… Да, Виктуар, родной мой, ты сколько снарядов-то в белый лед, как в копейку жахнул?
- Не считал… - горестно повинился стрелок.
- Ладно, - повторил Поздняков. – Этот момент мы тоже проясним, куда деваться. О, гляди, бобры идут. Эй, бобры, что там как?
- Да ничего, - хмыкнул капрал Буханов, ставя на лед «Печенег». – Ни следов, ни крови. Трупов и трофеев, естественно, тоже негусто.
- А следов медвежьих вы там не видели? – намекнул старший сержант.
- Ну… Точно! – сообразил старший «бобер». – Минимум два было следка. Сергеев их еще затоптать умудрился.
- Сволочь ты, Сергеев, - нахмурился Поздняков. – Подлец и негодяй. Как ты мог испортить следы?
- Накатило что-то… - хмуро буркнул здоровенный Сергеев, что сам вполне мог за медведя издали прокатить.
- Смотри, Крюченко, - обернулся Поздняков к ефрейтору. – Ты амикана увидел, решил отпугнуть, но перестарался. И не ляпни, что спуск заело!
- Тогда умку, амикан это же бурый…
- Ты мне поумничай, леопард морской!

Read more... )
irkuem: (Default)
Север есть Север, а Юг - это Юг. Так исстари повелось.
И будут они vis-a-vis до тех пор, пока есть земная ось.
Но в тень уйдут все людские дела, которые так важны,
Когда на экваторе встретятся те, кто встретиться не должны.
Пингвин на север бежал, когда в Антарктиде таяла твердь
А белый медведь свой покинул дом, где люди искали нефть.
И вот, где пояс земли тугой её опоясал живот,
Они сошлись один на один. Кого кто переживёт?
Сказал медведь: «Я огромен и бел. Я рву пополам моржа.
И лось, завидев меня, бежит со всех своих ног, дрожа.
Тебе ли, пингвину, втыкать свой флаг, столбя себе новый дом?
Кто против меня – тот враг, я так живу и стою на том»
Ответил пИнгвин: «Сейчас и здесь я перед тобою один.
Но ты подумай и мудро взвесь, что будет, когда со льдин
Придёт народ мой, чеканя шаг, когда легионов строй
До горизонта заполнит мир. Что станет тогда с тобой?»
И белый медведь усмехнулся, найдя в словах пингвина резон.
Друг другу смотрели в глаза два вождя. Вдали пылал горизонт
И хлеб тогда преломили они и смешали в ладонях кровь.
Горел костёр, и текла вода, и не было места для слов.
И в сердце новый вошёл закон, прогнав недоверье во тьму:
«Мы друг за друга, а кто против нас – тем хуже будет ему»

Север есть Север, а Юг - это Юг. Так исстари повелось.
И будут они vis-a-vis до тех пор, пока есть земная ось.
Течёт река под названьем «жизнь». Круты её берега.
Но может друга себе найти тот, кто искал врага
irkuem: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] eagle_rost в 80 мотострелковая (арктическая) бригада СФ-ОСК "Север" сегодня получила Боевое Знамя
Сегодня 17 января 2015 года Командующий Северным Флотом--ОСК "Север" адмирал Владимир Королёв вручил Боевое Знамя командиру 80 вновь сформированной мотострелковой (арктической) бригады полковнику Илье Павловскому. 80 бригада была сформирована в конце прошлого года для решения задач обороны Арктического побережья. На вооружении бригады поступит специальная техника. Отличительным условием боевой подготовки бригады станет возможность везти боевые действия в условиях экстремально низких температур (до -52 градусов). Местом дислокации бригады стал поселок Алакуртти.
- Всегда помните, в каких тяжелых условиях приходилось выполнять воинский долг нашим славным предшественникам и не уроните чести и достоинства соединения при выполнении поставленных задач, - напутствовал Владимир Королев личный состав. - Вы являетесь наследниками боевой славы воинов-победителей Полярной дивизии.

2

3

Фото взяты на blogg51.ru

irkuem: (Default)
С завтрашнего дня возвращаюсь к "Арктике" и "Детям".
Закончил,наконец, обработку-переделку...
Каким же может выглядеть отвратительным текст, если его раз в десятый вычитываешь, третий раз переписывая...
На доделку "Бочкина" разрешение получено. Добью свое, возьмусь за Виталькино. Анна еще обещала по его ноуту пройтись, тексты поискать. Жаль, придется, скорее всего, убирать некоторые языковые особенности - цензура, блядь, не пропустит. Ну то весна покажет.
irkuem: (Default)
Пожарные, вырулив на Лавицкого с Краснофлотской, под аккомпанемент сирен и мигалок пронеслись мимо Позднякова, минут через десять после взрыва. Сержант, что сидел под забором в тени кустов шиповника, встал и похромал дальше. Идти было не так уж далеко, но жутко разболелась нога.
Дерево лучше всего прятать в лесу, листок в гербарии, а диверсанта селить прямо посреди города. Подходящий под условия задачи домик нашли заранее. Еще когда группы Котельникова и в природе не было.
Несмотря на усиленную пропаганду, что лилась из всех СМИ, население города в подавляющем своем большинстве, выбирало якобы враждебную Россию. Туда, еще с начала весны, старались вывезти детей, а зачастую, и уехать всей семьей. Естественно, бесхозного жилья в городе было много. Уехавшим дороги назад не было, и с имуществом своим, они уже мысленно простились. Найти подходящего владельца и заручиться ключами и подходящей легендой, сложности не составило. Многие готовы были не только ключами поделиться, но сам дом отдать - лишь бы оккупантов выбили из города поскорее...
Поздняков оглянулся, посмотрел на проулок. Вроде никого. Да и в окружающей темноте особо не понаблюдаешь… Сержант повесил рюкзак на ограду, подтянулся, стараясь не напороться на острие. Балансируя на верхней планке, скинул рюкзак в крыжовник, спрыгнул сам. Травмированная нога не выдержала, и сержант упал на землю.
- Ша, нихто никуда не идет… - тихо сказал Поздняков, когда ему в лицо уткнулся «дульник» автомата. Read more... )
irkuem: (Default)
47d2d17680af

Кто читал "Арктику", должен помнить про ледостав, который плиты забора порта порушил. Если не ошибаюсь, то найденное фото именно той весной сделано.
irkuem: (Default)
В связи со срочной необходимостью вернуться к одному из старых проектов, работа над "Арктикой" прекращается. Примерно на месяц - полтора
irkuem: (Default)
Между своими эта кафешка называлась «Пластик». Конечно, было у нее и официальное название, выведенное над входом – что-то в ирландском стиле. То ли «Кромвель», то ли «Ольстер». Но никто, даже, наверное, хозяева его не помнили. «Пластик» и «Пластик». Как еще можно обозвать строение, целиком обшитое белыми пластиковыми панелями, которые за два года пожелтели и покрылись разнообразнейшими разводами?
Поздняков зашел в кафешку, когда возвращался к группе. Киоски по ночному времени старательно баррикадировались – милиция на выезды не приезжала, и проще было дождаться «крышу», пока ролеты хрустят под монтировками.
Хотелось взять пива «вдогон». Да и опять же, никто и слова не сказал бы, вернись сержант с выхлопом и чуть пошатываясь. Но осадок остался бы всяко. А осадок дело такое... последствия оного вылезают крайне непредсказуемо. Лучше не пожадничать, да принести литров пять-шесть. Вреда не будет, а настроение у личного состава поднимется. К тому же, посиделки, а особенно полежалки у Иришки очень хороши. Но после них сушит со страшной силы. И это сейчас, а что утром будет?!
Рассуждая таким образом, сержант поднялся по ступенькам, и потянул дверь на себя.
Read more... )
irkuem: (Default)
Нарукавник, упомянутый в прошлом эпизоде.

x_34802fa6

10-й Мобильный погранотряд двсз (образец 2003-2010 гг)
irkuem: (Default)
В дверь чуть слышно поскреблись. Поздняков очумело оглянулся. Нет, не послышалось. Кто-то настойчиво норовил проникнуть в его логово, желая помешать заполнению всех тридцати с чем-то журналов.
Сержант заложил ручкой ведомость расхода 30-мм снарядов к 2А42, и поднялся со стула. Жалобно хрустнули колени, напомнив, что просидел он в таком положении около трех часов подряд. Сразу как вернулся после внезапной ночной проверки нарядов. Хлопцы не подвели – никто не спал, зато все играли в карты, вместо того, чтобы наблюдать за местностью. Карты Поздняков забрал, но караульных наказывать не стал, ограничившись тем, что отвесил каждому по увесистому пинку. Понятное дело, что Устав требует за такое расстрелять прямо у БОТа. Но ССПшка прикрыта плотной завесой датчиков и еще более плотным ковром сигнальных мин. И не пройти НАТОвскому агрессору, в особенности ЮАРовским спецназовцам! Поздняков и сам не знал, откуда у него такая нелюбовь именно к южноафриканцам. Подсознание, наверное, шалило. Или пепел Йоханесбурга стучал в сердце...
За дверью стояла Аленка. Как всегда красивая. Даже будучи одетой по всей последней полярной моде – одни глаза виднелись где-то под капюшоном белоснежной куртки, с нашитым на спину здоровенным красным крестом. Поздняков пока пришил – все руки исколол. Верхняя ткань была с хорошей примесью кевлароподобных ниток, и пробивалась иголкой с большим трудом. Специально покрепче делали, чтобы льдом протиралась подольше. Маньяки, блин…
- Доброе утро, - растеряно протянул Поздняков, - а ты тут какими судьбами? Жопа же за бортом. И с каких делов маскарад?
- По морозу босиком к милому ходила! – вместо долгих объяснений тихонько пропела девушка, и начала расстегивать куртку. «Тракторная» молния, обычно срабатывающая без отказа, на этот раз решила выместить все накопившееся, и встала намертво. Сержант, понаблюдав за бесплодными попытками, выдохнул и, став на колени, начал разбираться с закушенной тканью.
Аленка, положив руки в перчатках ему на плечи, прикусила губу, посматривая на склонившегося перед ней Позднякова.
- Саш, - тихо произнесла она.
- Чего? – поднял взгляд Поздняков.
- Надоело мне по семь раз отмерять…
- Выходи за меня, а? – верно понял затянувшуюся паузу сержант.
Аленка буквально рухнула рядом с мужчиной на колени, обняла, щекоча мехом опушки. Поздняков с трудом сдерживался, чтобы не чихнуть – мешала серьезность момента.
- Ты знаешь, а я согласна. Вот.
Read more... )
irkuem: (Default)
Оба эпизода из "северной линии"

Погода по прежнему «радовала» в полный рост. Над их районом вовсю бушевал даже не ураган, а самый настоящий пургец. И неизвестно, когда собирался остановиться. По крайней мере, штатный синоптик только смущенно разводил руками и бормотал про перистые облака, лучевые кости и медицинский спирт. Слово «пургец», родилось у Позднякова еще с год назад, во время второй «зимовки» за службу. Попался как-то в руки ободранный томик. Написано там было про мир после ядерной войны. Сама книжка выглядела подстать жанру – без обложки, с одного краю слегка подпаленная, и, явно побывавшая в воде и паршиво высушенная.
Ну и было в той книжке слово «пургень» для обозначения затяжной паршивой погоды со снегом, ветром и прочими прелестями метеорологических явлений. Но «пургец» был как-то позвучнее. Ну и ситуацию описывал ярче. Попадаешь в подобное, находясь посреди льдины, и все. Тут тебе сразу, и конец настает, и песец приходит. Пушистый такой, теплый…
Служба, несмотря на погоду, естественно не прекращалась. По-прежнему на полную мощь шарашили фазированные решетки радаров, высматривая маловероятного, но все же возможного супостата, решившего в эту ночь нарушить границу у реки. Все так же сидели бойцы в БОТах(?), надеясь, что не подведет ни автономное отопление караульного “тулупа”, ни сама «атомная батарейка» бронированной огневой точки, и в «стакане», увенчанном башней от БМПшки, не найдут в конце наряда закоченевший труп. Ну и Поздняков, с которого никто не снимал должностных обязанностей, мотался по всему периметру, раздавая командирские пинки и советы, совмещенные с указаниями и приказами.
Армейский организм, он как сердце, процесс если остановился, то взопреешь запускать. Но как же тяжело его подгонять…
Старший сержант, открыв люк, ввалился в модуль и упал прямо в тамбуре. Тут тепло, не дует, будто бы ледяным шилом прокалывая любую одежду, сколько бы в ней слоев не было… Не любящий лето и вообще жару, после забега по «заборту», Поздняков был согласен даже на мух и комаров.
Чуть собравшись, он поднялся, обтрусил ледяную крупу, набившуюся, похоже, везде. Нефиг лишнюю влагу внутрь заносить. Да и как начнет таять, да затекать обжигающе холодными струйками о всякие интересные места.
Изнутри модуля зашуршало, кто-то отдраивал внутренний люк. Наконец, в тамбур сунулась выбритая голова прапорщика Пацюка по прозвищу Индеец. Кроме фамилии, которой родители наградили любимого сынульку звучным именем Аверьян, обеспечив отпрыску повышенное внимание окружающих, прапорщик Пацюк выделялся среди прочих, еще и склонностью к возне с электричеством, отчего вполне закономерно служил в ПЭЖе.
- А я все думаю, кто это скребется в дверь моя с синий сумка на ремня! – поприветствовал вождь свободных электронов привалившегося к стенке Позднякова, наслаждающегося отсутствием ветра,- а это Стёпыч в гости ломится, - и тут же, без перехода, уточнил, - Сашок, ты спирт будешь?
- Ты за кого меня, кадрового военного принимаешь?! Да я тебя… – оскорбился Поздняков, всем своим видом выказывая желание немедленно подняться с ребристого пола и настучать Индейцу в бубен. Впрочем, последнее вряд ли бы удалось. Прапорщик, хоть и невеликий габаритами, был человеком резким и четким. Все же, сочетание фамилии с именем и служба в каком-то глубоко сибирском СОБРе, помноженная на лет пятнадцать рукопашки, наложили неизгладимый отпечаток на душу прапорщика, до сих пор переполненную жаждой дарить окружающим доброе волшебство.
- Значит, будешь! – засмеялся Индеец и, протянув руку, помог встать задолбанному вусмерть старшему сержанту.
Read more... )
irkuem: (Default)
"Северные" пока не пишутся, поэтому - два "южных".

Долго грохотал по раздолбанным стыкам поезд. Мелькали ржавые вагоны, сыпалась на песок угольная пыль.
- Сорок четыре, - подытожил Поздняков и сделал большой глоток. Оболоневское «Оксамытове», что в переводе на русский – «Бархатное», пойдя не в то горло, крупным наждаком дерануло пищевод, и сержант заперхал, отплевываясь.
- Это тебе, что бы ты, рыба моя, не отвлекался! – ехидно прокомментировала сидящая рядом девушка, и похлопала сержанта по спине.
- От чего? – не понял, а вернее, сделал вид, Поздняков. – Пани Яринка, не говорите загадками.
- От меня! - девушка, поименованная в польском стиле, но на польку совершенно не похожая, тряхнула короткими темными волосами, чуть прогнулась назад, заставив тесноватую куртку плотнее обтянуть немаленькую грудь, - а значит, не от чего, а от кого. А то ведь явился, всех разогнал, и снова в свою Россию свалишь.
- Кого это всех?
- Ну мало ли… - протянула Ирина, делая озабоченное лицо, - я девушка свободная, а тебя все нет, и нет, и вообще, мало ли с кем ты там спал…
Поздняков задумчиво отряхнул с кроссовка прилипший окурок, вытащил из кармана нож, открыл о клинок очередную бутылку. Пробка улетела куда-то в песок Городского Пляжа. Впрочем, когда узкая пляжная полоса через двадцать от метров от линии берега утыкается в железнодорожные пути, ведущие в порт, песком эту почку назвать сложно. И сера пляж присыпает, и уголь…
- Пиво будешь?
- Буду, - кивнула Ирина, - мы же коньяк весь выпили.
Девушка обхватила Позднякова за плечи, чуть укусила за ухо:
- А ты мне так и не рассказал, что здесь делаешь.
- И так не поняла? Ты же не дура. Или издеваешься?
- Если бы я издевалась, - засмеялась Ирина, - я бы тебе не дала бы ни разу. Или разок, еще и в процессе резко перехотев. Вот это я бы издевалась. А так – просто интересно. Ты же весь загадочный такой…
Девушка изобразила на лице странную гримасу. Наверное, она должна была изображать загадочность. Поздняков, обхватив за талию, поцеловал:
- В гости к тебе приехал, что непонятного?
- С автоматом? – хихикнула Ира. – А еще у тебя cквозь карман выпирает. Вряд ли меня так видеть рад. И так замучал. Граната? И, главное, отсыпается он где-то, а бедная девушка страдать должна, от натертостей всяких!
- Ну видишь, котенок, все же понимаешь, - Поздняков открыл вторую бутылку, глотнул, тут же выплюнув, - Блин, ну что за нахер такой?! Не пиво, а моча конская! В Москве и то лучше!
- У нас все лучше! И пиво, и вообще! - хлопнула ладонью по песку Ирина, тут же обтерев выпачкавшуюся руку о хилую акацию, возле которой они сидели.
Сержант молча завалил на подстилку ойкнувшую девушку.
- Давай, как закончится все, ты со мной уедешь, а?
- Нет, – совершенно серьезным голосом, из которого улетучилась недавняя игривость, ответила Ирина, и в ответ поцеловала Позднякова, - Саш, ты же помнишь, чем у нас все заканчивалось?
- Помню, - перекатился на спину Поздняков. - От одного такого воспоминания у меня до сих пор все плечо в шрамах. Народу про осколочные ранения рассказываю. Верят, главное!
- Сказочник! – засмеялась Ира, нависла над лежащим сержантом, и показала язык, - пошли домой, мои на работу умелись. Торжественно клянусь об тебя двери балконные не закрывать!
Неожиданно завибрировал телефон Позднякова.
- Вернешься, и все мне расскажешь, понял? – не больно стукнула сержанта по груди Ира, – в следующие гости зовут, сама знаю!
- Служу отечеству и спецназу! – кивнул Поздняков, прижимая трубку к уху. С номера Котельникова пришла бесплатная SMS-ка с просьбой перезвонить…
- Да, - рявкнул сержант,- принял. Бегу, лечу и тороплюсь.
Закончив разговор, Поздняков взвесил телефон на ладони, - вот знаешь, как мне иногда его хочется зашвырнуть подальше… - И продолжил, - Ир, тебе денег оставить? Я еще не все пропил.
- Ты меня за кого считаешь? - уперла руки в бока девушка, притопнув ногой, - Я - честная! Люблю, вот и даю! А ты мне деньги предлагаешь!
- Не выделывайся, - обнял ее Поздняков, - я будто не знаю, как вам тут живется. А у меня штук пять рублями остались, поменяешь. Курс неплохой сейчас. Да и не в трусы утром пихаю, вроде бы.
- Спасибо, - уткнулась Ира Позднякову в плечо, - Я ведь дура, да, Саш?
- Нет, - ответил сержант, коснувшись губами щеки, - ты не дура. Котенок ты..., то мой, то чужой. Ты просто легкая очень. Вот и носит ветром. Как и меня. Дятлы мы с тобой, перелетно-стратосферные. Деньги на холодильнике лежат. Под банкой какой-то. Ну найдешь.
- Сволочь ты, Саша. Такая вот моя сволочь…

Read more... )
irkuem: (Default)
Сержант Поздняков сидел в лодке и пил чай из термоса, глядя на волны, безуспешно вытающиеся выбросить на берег останки сдохшего еще в августовском заморе бычка и мятую пивную баклажку..
Хотя, если приглядеться, то лишь наличие термоса было правдой.
От «Южанки», варварски разделанной «металлистами» на порционные куски дюраля, остался только кусок кормы, неприкаянно валявшийся на песке. Который и лодкой назвать было стыдно.
Если верить слухам, незадачливых сборщиков металла, вооруженных аккумуляторными «болгарками», и полюбивших по ночам разделывать оставленные на берегу плавсредства, спугнул легендарный Вася – Прапор, вооруженный магазинным карабином. Милиция потом искала что самих «металлистов», что карабин… Естественно, не нашла. Вася был в Приднестровье и в Югославии, и зацепок для органов оставлять не умел в принципе. Креветку-то, подкармливать надо…
В термосе тоже был не чай. По цвету, конечно, жидкость была похожей. Но вот по действию… Жуткой бризантности смесь. Дешевый «технический» коньяк пополам с кофе и «полтинничком» спирта – для пущего эффекта, и, так сказать, в качестве маслинки в мартини или вишенки на торте. В запасе было ровно 750 грамм. По примерным расчетам хватало до темноты. А там – можно было возвращаться в дивной сложности архитектурный узор из контейнеров, самодельных домиков, старых лодок, сетей и прочего мусора, гордо именующего себя Пунктом Базирования нумер двадцать три «Якорь», где кемарил остальной состав диверсионной группы, готовясь к будущим свершениям. Группу местные «якорёвские» жители приняли радушно. Власть они не любили всякую, а уж нынешнюю, и вовсе ненавидели. Русские все-таки люди, тут живут, хоть и смешанного, кацапско-хохляцкого происхождения.
После трехдневной беготни по окрестностям, в ходе которой, пара человек сломали ноги, а минимум четверо пропали без вести, укры успокоились, поняв, что не найти им батальон грозненских боевых пловцов. В эфир они выдали информацию о том, что злосчастный Пункт Технического Наблюдения изничтожили чеченские наемники Владимира «Кровавого» Первого. И практически махнули рукой, прекратив планомерные поиски, лишь усилив патрули по окрестностям. Патрули катались на джипах, боялись всего, и в глубь не лезли…
Хулиганить по окрестностям диверсанты пока не рисковали – был небольшой шанс напороться. Да и с Большой Земли приказали пока не дергаться, и ограничиться присмотром за Морской Охраной.
Морская Охрана, усиленная сбежавшими из Крыма катерами и личным составом, дислоцировались на Мариупольском Судоремонтном. Естественно, при изначальных прикидках мест, где можно качественно нагадить в украинский тапок, Поздняков предложил мелкое хулиганство прямо на территории СРЗ. Благо подходы и дырки в заборе, ограждающем вотчину морских прикордонныкив он знал. Но «старшие товарищи» обозвали Хюнтером Праймом и намекнули, что сержант всем хорош и полезен, кроме излишней инициативности…
С территории порта было два выхода. Один – прямо в открытое море, второй – по-над берегом. Катерники обычно выскакивали через Хлебную Гавань, но иногда выходили, прокрадываясь вдоль Западного мола, и, соответственно, неминуемо проходя мимо «Якоря».
Именно их и сторожил Поздняков, прихлебывая мелкими глотками «чаек». Сержанта клонило в сон, но он держался. Большей частью на кофеbyt, меньшей – на осознании того факта, что никто не заставлял вторую ночь подряд приходить в дом на Приморском Бульваре, где «отдохнуть горизонтально» получалось от силы два-три часа…
Как он помнил по мирным временам, в порт за день заходило не меньше десятка судов. Сегодня же, считай с семи утра и до пол-третьего, прошлепал всего один «Волго-Дон». Да и тот, судя по красному брюху, торчащему над водой, вышел не груженым.
- К перемоге движемся скорыми скачками, - прокомментировал сержант, - скоро допрыгаемся…
По лестнице, выложенной из обломков кирпича и ЖБ-шных плит, на пляж спустились две фигуры в пограничном камуфляже, разгрузках, и с автоматами. И неторопливо двинулись вдоль стены порта, на которой, году в две тыщщи седьмом, младший сержант Поздняков собственными руками и синей краской, рисовал лозунг: «Перед выходом в море – позвони на пограничную заставу!». И номер телефона внизу. Конечно же, через некоторое время, под надписью появилась приписка: «А не то мы заберем у тебя одежду, ботинки и лодку». Потом, холодной зимой две тысячи восьмого, когда с моря шел лед, громоздясь на берегу «торосами» метров до десяти в высоту, стену вместе с надписями снесло…
Поздняков допил «чай», выплеснув остатки из крышечки на песок. С одной стороны, хотелось потрепаться с преемниками «за службу», заодно провентилировав настроения среди рядового и сержантского состава. Но с другой стороны, была вероятность напороться на бандерлогов, спешно переведенных с западной границы. Вон, как на радаре нехорошо получилось…
Сержант бросил последний взгляд на Южные ворота, уложил термос в рюкзак и, стараясь выглядеть как можно естественнее, побрел к дороге, загребая кроссовками грязный песок, смешанный с осколками ракушек и частичками угля…

Read more... )
irkuem: (Default)
Следующий эпизод дописан. На Гуглодоках лежит, ждет))



Схема, для лучшего понимания происходящего
irkuem: (Default)
Структура в два эпизода всех устраивает? А то мало ли, вдруг да нововведение половину читателей отпугнуло?

Рассказ к Самхейну будет завтра. Если, конечно, один хороший человек поможет с названием ;)
irkuem: (Default)
Арктика 1-1

Труднее всего было не сорваться, и не распинать ефрейтору Крюченко «демографию». Чтобы головой думал, придурок, а не первичными половыми признаками! Но с другой стороны, никого не застрелил, брагу в огнетушителе не ставил, да и к тюленихам не приставал с пошлыми намеками. Так, лизнул трубу металлическую. В минус двадцать пять – самое подходящее развлечение.
В первый момент, у Позднякова даже выругаться толком не получилось, очень уж глупо выглядел «недомладший сержант», что таращил глаза на манер перепуганного спаниеля. И вроде бы не первый день на Северах служит – совсем уж салабонов на ССП-19 не водилось отроду.
- Офигенная мороженка, да? – ехидно поинтересовался он у ефрейтора, тут же испуганно замычавшего, и тут же гавкнул на топтавшегося рядом с невезучим сослуживцем, рядового Иванова, - А ты какого хрена тут вытанцовуешь?! Бегом за чайником! Если у нас нет, к поварам скачи! И кабанчиком мне!
Иванов кивнул, по-внеуставному хруюкнул, и ломанулся, поскальзываясь на тропе.
Временно исполняющий обазанности командира взвода охраны проводил взглядом ускакавшего бойца, и обернулся к Крюченко:
- Вот чем ты Серега думал, блин?! Вот скажи мне, старому дураку, может я чего в этой жизни уже не понимаю? Или как?- не дождавшись ответа, Поздняков продолжил беседу с личным составом, - вот чесс слово, по уму, надо бы тебя пионерским способом от ледяного плена освобождать, снимая все это на огрызок. У тебя он какой? Девятый или уже десятый? Снять, на Ю-туб выложить, лайков пол мильёна насобирать… Ну а там, и славу свою монетизировать хитрым способом….
Но ефрейтор по-прежнему молчал. Лишь задышал чаще, надеясь отогреть дыханием, не дожидаясь, вероятного начала экзекуций. Поздняков среди подчиненных считался мужиком не вредным, и даже склонным к забиванию на несение службы хорошего болта на «сто двадцать по ключу». Но мало ли что? Вдруг стукнет моча отцу-командиру в голову, да спасет он так затейливо, что потом пол земного шарика ржать будет…
- Тарищ страший сержант… - выдохнул прибежавший Иванов, протягивая термос. Хороший, армейский термос. Вместимостью аж двенадцать литров.
Поздняков с трудом удержался, чтобы не выругаться.
- Предлагаешь мне кипятком твоего боевого товарища поливать? Говорил же, чайник давай! В него снегу напихать можно! Разбавить! Ну то хрен с ним, придумаем что-нибудь. На крайний случай, у меня ножовка есть. Ржавая…
- Ааа! – заорал Крюченко, отваливаясь от трубы. Не выдержал, сам рванулся, оставив на металлоконструкции кусок кожи, мигом заледеневший. Ефрейтор сел в сугроб, обхватив рот перчаткой.
- Чайку? – ласково сказал отец-командир.
Крюченко засучил ногами, словно желая прокопаться до дружелюбных вод Северного Ледовитого, и утонуть, пуская пузыри…

Read more... )

В 1-3: Любовь к темному пиву и Родине, массовые растрелы и избитые в кровь офицеры Российской армии...

Продолжение следует...
Page generated Sep. 26th, 2017 02:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios