August 2017

S M T W T F S
  12345
6789 10 1112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
irkuem: (Default)
Возникла тут мысль, "Бочкина" на "Сбор-Ник" тоже выложить. А за вырученное в каком-нибудь издательстве напечать (посоветуйте, кстати, не очень жадное и относительно качественное). Жена Виталия не против, если что.
С вычиткой вопрос на днях решу - все никак не окажусь в пределах "толстого" интернета, чтобы на Гуглодиск для вычитки выложить.
С обложкой что-то думать надо. Я-то, ни рисовать, ни фотошопить не умею.
Кто хочет и может помочь - пишите.
irkuem: (Default)
- Так! - лейтенант Петров, командир взвода отдельной роты патрульно-постовой службы УВД города-героя Великого Заколючинска, прошелся вдоль строя.
- Сегодня, двадцатого апреля, если вдруг кто-то не знает, день рождения Адольфа Гитлера…
- О, после съема бухаем? – раздался сзади голос сержанта Макакова.
- Разговоры! – рыкнул Петров. – Значит так, в связи с вышеупомянутым, ээээ…
- Праздником? – подсказал Макаков.
- Так, на квартальную, ты, считай, напиздел,– повернулся к нему лейтенант. – Еще пиздеть будешь?
Сержант немедленно замолк, не желая подрывать свое, и без того донельзя шаткое финансовое положение.
- Значит так, повторяю еще раз, в связи с данной годовщиной. - Петров наконец-то подобрал подходящие слова. – Необходимо пресекать акции неофашистских организаций, проще говоря – скинхедов.
- Если кто не знает, как выглядят скинхеды, – лейтенант осмотрелся по сторонам и махнул рукой невысокому, бритому наголо молодому парню, одетому в короткую кожаную куртку, камуфляжные штаны и берцы. – Так, иди сюда.
- Вот так, примерно, они и выглядят! – сказал Петров, поставив молодого перед строем.
Молодой, густо покраснев, неуверенно переминался с ноги на ногу, разглядывая то свои ботинки, то потолок коридора дежурной части, где проходил развод.
- О, а это чо, скинхед? – спросил старшина Обломов.
- Нет, это наш новый стажер! – хлопнул молодого по плечу лейтенант. – Бочкин Игорь Владимирович. Прошу любить и жаловать! Встань в строй! – он легонько пихнул Игоря в спину. – Вон туда, в конец.
Read more... )
irkuem: (Default)
- Ты же Колю Щелокова помнишь? — Сидорчук откинулся на стуле, затягиваясь сигаретой. Суббота, по приказу начальника УВД, ставшая для отдела уголовного розыска полноценным рабочим днем, еле тянулась. Никто не бежал с пистолетом наголо ловить жуликов — бесконечно урезая выходные, отзывая из отпусков и налагая взыскания направо и налево, единственное, чего добилось начальство, так это того, что личный состав научился лишь великолепно гаситься и блестяще имитировать работу.
- Этого, который машинами сильно интересуется? - Бочкин перебирал бумаги, раскладывая бланки по мультифоркам. — Николай Николаич, который, ага?
- Ну, он самый. Ночью опять поймали — угнали «Мосика» старого. Катались, пока бенз не закончился, встали посреди дороги и сели в нем же бухать. А по машинке уже ориентировка прошла, мимо, как раз ГНР ехала. Хули, пойдет Колян на нары теперь!
- Да ему не привыкать, слава Богу, не в первый раз, — хмыкнул Бочкин. — Слышь, у тебя протоколы досмотра чистые есть, а то у меня кончились?
- Возьми в дежурке, не разоряй коллег, — зевнул Сидорчук. — Коленьку-то еще Денежкин, начальник ГАИ ловил, когда взводником был. Хули, Колян лет, наверное, в пятнадцать, на дедовом «Москвиче» пьяным катался. Его Денежкин, на Северной оттормаживает, а тот пьяный, в говно, шмара малолетняя у него сосет, а он внаглую - «Чо пацаны, тоже хотите?»
- Черт охеуевший! - заржал Бочкин. — И чо с ним?
- Да чо, — пожал плечами Сидорчук. — На комиссию, по делам несовершеннолетних таскали, чо с ним сделаешь-то? Прикинь, он пьяный катается, у него телка отсасывает, а ему там тетки толстые на совесть надавить пытаются - «Коля, как тебе не стыдно?» Ебанись!
- Да я его сам ловил, когда еще стажером в ППС ходил, — Бочкин потянулся за чайником. — Тебе воды сколько?
- Полную. Это когда они тоже в тачке бухали, не?
- Ну! У него как заеб какой-то: машину вскрыть и с кентами усесться. Я тогда с Мазаем ходил по второму опорнику. Конец августа был, не то двадцать восьмое, не то двадцать девятое — короче, я помню, что тогда весь спецназ из дивизии пришел на «Молодость» бухать. Кстати, самый спокойный вечер на «Молодости» тогда был. Потому что, когда они туда пришли, минут через пять все оттуда свалили.
- Ну так, хули ты хотел? Спецназ, он же ебнутый. И пьяный, и тем более, трезвый, — Сидорчук взял кружку.
- Тук! Тук-тук! Тук-тук-тук! - в дверь постучали условным стуком. Сидорчук открыл дверь, Драгунов плавно втек в кабинет.
- Так, парни, там Шишин по коридорам бродит, так что аккуратней! — сообщил он. — Меня, вроде как не засек, но хуй того пидора знает!
- Ему-то, долбоебу, что дома не сидится? - грустно протянул Бочкин. — Толку от него, все равно никакого!
- А чо ему дома делать? - Сидорчук сплюнул. — Детей у них нет, сам он ебнутый на всю голову, так что…
- Прислали, блядь, на нашу голову!
- Да вот нихуя! Мы, по первости, тоже думали, что прислали его, а следом за ним его бабу.
Read more... )
irkuem: (Default)
Работа над сведением и предварительной вычиткой подходит к концу. (Примерно 550 тысяч знаков, а в оконцовке будет в районе 600-620 т.з. - объем, на порядочный том вытягивающий)

Не найдется ли среди читателей человека, который готов взвалить на себя вычитку грамотности?
А то я, при всех своих достоинствах и умениях, всё же не светоч правописания. И, объективно, не вытягиваю этот момент.
irkuem: (Default)
Давно известно — мудаков, обычно, минимум двое. Если хоть кто-то не мудак, то вероятность того, что случится ебула падает в разы. В этот раз количество мудаков было выше. И ебула, хотя и несерьезная имела место быть.
Во-первых — какой дурак подает ориентировку «компьютер иностранного производства в сборе»? Как будто есть «отечественный по частям».
Во-вторых — за каким чертом таскать такие вещи вечером, в сумке, купив их у знакомых за недорого?
В-третьих — старший сержант Шипилов, сопоставив мелькавший, несколько дней назад «компьютер иностранного производства» и двоих пацанов, которые несли системник, радуясь удачной покупке, быстро сделал соответствующий вывод и всех поймал. И сидит, счастливый, блядь, как дебил…
И пусть говорят, что внешность не важна, ибо настоящая красота скрывается в душе — старший сержант Шипилов был уебищен как снаружи, так и изнутри. Был он невысок и напоминал ребенка, только небритого и пузатого. Детская мордашка, с пухлыми губками, грустными глазками и щетиной вызывала стойкое желание немедленно дать в ебло, сдержать которое удавалось далеко не всем.
То, как старший сержант попал в милицию, можно было охарактеризовать как «нелепая случайность». Вообще, Дима, подобно многим парням, из небогатой деревенской семьи, хотел устроиться в ГАИ. Там, по его мнению, работать вообще не нужно, а деньги платят. Несмотря на четкое целеуказание, как-то номер автобуса, название остановки, да и сам факт того, что в городе идут четыре, параллельные друг другу улицы и, чтобы заблудиться, нужно быть совсем идиотом, Шипилов проявил себя во всей яркости. Приехав в город, он, неизвестно где, нашел в нем лес и долго в том лесу блуждал меж деревьев, пытаясь выйти к людям…
Был, был еще шанс избавится от генетического мусора и помочь человечеству в нелегком пути к совершенству! Но в тот день леший, вместо того, чтобы завести Шипилова в глухую чащу, где он, в силу своей бесполезности и рукожопости умер бы от голода и жажды, неизвестно зачем вывел его к зданию Управления внутренних дел.
Кадровики, сами набранные на службу, не иначе как из специфической больницы, очень обрадовались появлению Шипилова, и сходу отговорили его от работы в ГАИ, объяснив молодому и неопытному, что, во-первых, там неинтересно, во-вторых, никто, его колхозника, туда на работу не возьмет, благо желающих хватает. Так разбились юношеские мечты Димы, а рота патрульно-постовой службы приобрела ценного сотрудника, готового в огонь и в воду, в воровские притоны и синюшные алкашатники.
Read more... )
irkuem: (Default)
Давным-давно известно, что телефонный звонок, раздавшийся звонкой, заливистой трелью в твой законный выходной, не предвещает ничего хорошего. Особенно, когда на телефоне высвечивается номер твоего начальника. Однако, взвесив все за и против, Игорь взял трубку.
- Игорь, здорово!
- И вам не хворать, Юрий Вадимыч!
- Слушай, ты сейчас занят, нет?
- Ну, как сказать…
- Короче — ты не занят, я понял! Ладно, слушай, вчера ночью дяденьку отоварили. Отработали у него золотую цепочку ненароком. Ты сходи сегодня туда, поговори с ним, по месту осмотрись, людей поспрашивай, может, кто-то что-то видел. В общем - разберешься по ходу дела, как и что.
- Непременно сегодня?
- Так, я не понял, кто хотел стать невъебанно крутым опером? И на коленях умолял меня взять на работу в розыск?
- Я не умолял, я обратно, в ППС просился, если чо.
- Да? А мне показалось, что умолял на работу взять... Ну, деваться-то тебе, все равно, некуда, так что бери жопу в горсть и работать, работать и работать!
- Ясно, чо… - Бочкин вздохнул, изображая яростное желание ловить жуликов и злодеев.
- Ну, если ясно, то записывай адрес!
Идти оказалось недалеко, буквально несколько кварталов. Собственно, весь район магазина «Спутник» вообще, и улица имени Сергея Мироновича Кирова, трагически погибшего 1 декабря 1934 года от руки Леонида Николаева, напоминали негритянское гетто. Разве что, в отличие от гетто, тут не грелись, начитывая рэп, грязные негры, а кучковались по лавочкам и беседкам вполне себе отечественные, привычные взору, алкаши и ходила стаями местная шпана.
Дверь открыла сухонькая бабушка, старенькая, но не древняя и весьма еще бодрая.
- Добрый день, уголовный розыск, - Игорь показал бабушке удостоверение, - лейтенант Бочкин. Могу я увидеть Айхенвальда Федора Поликарпыча?
Read more... )
irkuem: (Default)
- Значит так, Игорь, – высокий, чуть сутулый, напарник повернулся к Бочкину. – Меня зовут Юра, фамилия – Ласточкин.
- Да я какбы в курсе – недоуменно ответил Игорь. – Вообще-то не первый день…
- Не перебивай старших! – сварливо прервал Бочкина Ласточкин. – Значит, что! Старший тут я, я в милиции уже десять лет работаю!
- Да Бога ради, я чо – против, что ли? – пожал плечами Бочкин. – Хочешь быть старшим – просто будь им!
- Так, значит решения принимаю я, с гражданами разговариваю тоже я! – нахмурив брови, продолжал Юра. – А то знаю я вас, молодых!
- Да я и тут, как-то не возражаю? – ответил Игорь, про себя подумав. – «Да, отъебись ты от меня, в конце-то концов!» - Командуй, на здоровье, раз тебе так уж хочется!
- Ты не пререкайся! – возмущенно взвизгнул Ласточкин. – Вы молодые, еще бестолковые, вечно, что попало творите! А про тебя я вообще наслышан!
- Пиздят! – уверенно заявил Бочкин. – Не, ногами в живот людей бил, не отрицаю, но насчет основного – точно пиздят!
Read more... )
irkuem: (Default)
Вход в дежурную часть закрывал мужик, пристегнутый наручниками к декоративной решетке, символически отделяющей холл УВД от лестницы наверх. Мужик был крупен, нетрезв, даже можно сказать, пьян в говно. Он громко хамил Трифонову, который, наморщив лоб, заполнял протокол задержания. Бумажную работу сержант, надо сказать, люто ненавидел и считал наказанием за грехи, совершенные им в прошлой жизни, но деваться от этого было некуда…
С Трифоновым Бочкин формально приятельствовал и всегда задавался двумя вопросами. Во-первых — как Трифонова не посадили в юности, во-вторых — как его не посадили до сих пор?
Нет, сержант не брал взятки, не вымогал деньги. Он вообще ничего такого не делал, но часто, очень часто, растаскивая пьяные драки, Трифонов натурально портил ее участников, ломая руки и ноги в процессе наведения порядка. Получалось это как-то само собой — детство и юность, проведенные в секциях самбо и рукопашного боя, срочная служба в разведке ВДВ давали о себе знать. Заниматься, как в юности, было уже лень, но пару раз в неделю сержант стабильно ходил в спортзал, качал железо и напрочь убивал тяжелый, засыпанный песком мешок, отчего руки напоминали бронебойное, мозолистое копыто…
Read more... )
irkuem: (Default)
- Тут на днях собрята областные бандосов наших принимали, - Бочкин, зевнув, взял чашку. Суточное дежурство, вопреки опасениям, проходило спокойно, если не сказать скучно. Никого не отпиздили в кабаке, попутно отработав деньги и телефон, ни у кого не вытащили из машины магнитолу, варварски раскурочив при этом панель, ни у кого не вытащили, забравшись в неосторожно открытую форточку, телевизор.
Объяснений этому было немного. Или осенняя депрессия, сопровождающаяся подавленностью, плаксивостью, нежеланием работать и общаться друзьями или близкими, и даже отсутствием желания заниматься любимым делом, добралась, наконец-то и до заколючинских уркаганов, или, как предполагал Игорь, настало затишье перед бурей, и подучетный контингент замыслил преступление века, дерзкое и опасное. Например, спиздить из местного музея, с выставки «По реке времени» седой волос с жопы сибирского шамана или похитить, неизвестно за каким хуем, страхолюдный, собранный из ненужного говна, экспонат с выставки «Восстание машин».
- По поводу? - спросил следователь Ефимов, хозяин кабинета, где распивала чаи и кофе, лениво трепля языком, следственно-оперативная группа, за исключением эксперта-криминалиста Безногого, заработавшего, еще в охране подпольную кличку «Имущество».
- Да хер бы их знал, - пожал плечами Бочкин. - Они мне, знаешь, не докладывают. Короче, притащили они бандосов, расставили вдоль стены, ну и ждут, когда тех заберут. А время — как раз ППС снимался, и там у них стажер новый, молодой пацан, к бандосам подходит и выдает - «О, здорово пацаны! А вы чо тут?».
Собры аж прихуели от такой наглости, ему - «Слышь, отошел быстро!» А тот, балбес, им - «Не, ну а чо?». Ну, взводник уволок. Успел, пока в бубен не дали.
- Суицидник, - кивнул Ефимов. Стажер же, без формы еще, по гражданке. Эти-то долго не разговаривают. В репу, ласты завернули, мешок на голову и жопой кверху. Они мне, давно, правда, свидетеля доставляли…
- Свидетеля?
- Да там, херня такая получилась, у меня сроки, по материалу горят, одного человека только опросить и все, а он - «Идите нахуй, никуда я не пойду». В этого козла, в общем, все и уперлось. Живет он в ебенях, ехать не на чем - машину не допросишься, а своей нет. На автобусе там часа два пилить, да и чо толку — приедешь, он рогом в землю упрется, и чо с ним делать? Ну, благо, по старой памяти, попросил собров - «Вы мне человечка доставьте. Только, это, он свидетель, не надо его ломать, двери выносить ну и как вы обычно любите. Просто, возьмите за жопу, и вежливо, но настойчиво притащите ко мне, ага?»
Ефимов зевнул, достал пачку и щелкнул зажигалкой.
Read more... )

УПД Пост поправил. Спасибо, что подсказали
irkuem: (Default)
- Опять этот мудак! – злобно пробурчал Бочкин, краем глаза заприметив вальяжно направляющегося к ним гражданина. – Да как он заебал уже!
Гражданин, коего он нарек мудаком, шел за ним не таясь, нагло улыбаясь мерзкой, пиздопротивной улыбкой человека, собравшегося над кем-нибудь безнаказанно поиздеваться. В данном конкретном случае – над беззащитными сотрудниками патрульно-постовой службы.
- Ой, здравствуйте! - мерзопакостно улыбаясь, поздоровался мудак. – А подскажите, как пройти на улицу Пролетариев шестьдесят два?
Игорь исподлобья сжег его злобным взглядом, с чувством глубокой скорби осознавая, что ни привлечь к ответственности по всей строгости советского закона, ни сломать что-нибудь эдакое, что помешало бы безнаказанно доебываться до занятых работой сотрудников, никак не получится – места мудак выбирал людные, полные совершенно ненужных, в данном случае, свидетелей. Это если пережравший водки пролетарий устроит посреди улице локальный погром, дав кому-то по сопатке, обматерив и нассав в урну, свидетелей не найдешь. «Это ваша работа, вот вы и разбирайтесь! Ничего я не видела!» - злобно прошипит в лицо ненароком обрызганная сскаками и оттасканная на хуях тетка. Но вы попробуйте, перетянув повздоль хребтины палкой и завернуть ласты этому же пролетарию – тут же налетит толпа неравнодушных, возмущенных беспредельным мусорским беспределом граждан.
«Он просто пьяный шел, а они к нему привязались! - задыхаясь от распирающих ее эмоций, будет рассказывать потом на работе толстая тетка. – Наручники на него надели как на преступника! Маньяков бы лучше ловили!»
- То есть не скажете, да? – продолжал юродствовать тип и, повысив голос, с самым удрученным видом посетовал. – Вот она, наша милиция! Ни помощи от них, ничего! Только пьяных обирать и взятки брат могут!
- Слышь, уважаемый, съебни-ка! – негромко буркнул, двинувшись вперед, Игорь. – Нет такой улицы!
Тип резво отскочил и быстренько пошел прочь, вслух громко рассуждая о продажности, жестокости и беспринципности сотрудником милиции, упирая на то, что берут туда исключительно моральных и физических уродов, стремящихся к власти, ввиду того, что всю жизнь их гнобили и унижали более удачливые сверстники.
- И чо с ним делать? – задумчиво спросил, проводив скрывшегося мудака недобрым взглядом, Бочкин. - Ногу сломать?
- Обе, блядь! – сплюнул Барсуков. – Он реально уже заебал!
Меж тем, вопрос «что же нам сделать с этим мудаком?» оставался нерешенным. Воистину странный и не иначе, как больной на голову, человек третий день буквально преследовал Бочкина и Барсукова. Натурально доебывая идиотскими вопросами, всячески провоцируя и вытягивая на конфликт. Поначалу он не особо и напрягал. Потом, когда слегка утомил, все же задержали и, невзирая на завывания о милицейском произволе, уволокли в застенки, то бишь в помещение опорного пункта охраны порядка, где помурыжив положенное время, проверив документы и установив его никчемную, совершенно ничтожную личность отпустили, чтобы вновь встретить спустя полчаса.
Мудак начал надоедать, но что с ним делать было неясно. Идею ошкурить «по мелкому», которое вроде как включает в себя «назойливые приставания к гражданам» на корню зарубили отцы-командиры, никакой при этом альтернативы не предложив, а на вопрос – «А делать-то чего?», велели соблюдать законность. Можно подумать, что до этого момента беспредельные Бочкин на пару с Барсуковым, только и делали, что оную законность, с цинизмом и глумлением, всячески нарушали.
Дежурная часть, в лице капитана Григоровича, традиционно тупила и ничего толкового, ввиду хронической бестолковости, посоветовать не могла, не забывая делать при этом, как обычно, делать серьезное лицо.
- Ноги ему, блядь, прострелить! – Бочкин достал из нагрудного кармана «стекляшки» пачку, вытащил зубами «кислородную палочку» и прикурил. – На простреленных-то ногах он, стопудово, много не находит.
- Ну, стрельни, – отмахнулся Митяй. – Блядь, свалился же на голову, а?
Напарники снова задумались. Даже старый, мудрый участковый Буренкин, могущий, без шуток, доебаться и до столба, развел руками, поскольку за все годы службы в милиции он противостоял людям действовавших согласно логике, корысти и собственной выгоде. Что делать с бескорыстными дураками, майор, на висках которого вовсю серебрилась благородная седина, не знал. Бочкин и Барсуков, не обладая и малой долей его опыта, тем более.
Игорь снова вздохнул, сожалея, что злая судьба, вместо Мудака не свела его с бандой ваххабитов, с которыми явно не пришлось бы напрягать фантазию. Молодой, еще не остывший на службе и, чего греха таить, ищущий романтики, он представлял себе, как вступит в неравный бой с кровожадными террористами, встав у них на дороге несокрушимой преградой и как потом, ему, скромному сержанту, сам Президент вручит Героя России прямо в Кремле. На крайний случай, если не повезет и падет он среди горы трупов свеженастрелянных врагов, сжимая в холодеющих руках пулемет ПКМ (где он возьмет ПКМ, Бочкин не думал, полагая это вопросом сугубо техническим и не заслуживающим внимания), то тогда есть шанс очутиться в Валгалле, в очень даже неплохой компании. Где можно напившись хмельного меда из сосцов козы Хейдрун и, закусив жаренным мясом, набить ебло какому-нибудь не понравившемуся типу…
Ну или из него сделают Робокопа, чтобы такой отважный сотрудник не пропадал зря, и смог бы дальше нести Ад и Погибель мировому криминалу в промышленных масштабах…
- Сто двадцать девять, сто двадцать девять – Заколючинску! – не вовремя ожившая рация грубо выдернула его из мыслей, где он, уже состоявшись в обличье безжалостного, но справедливого, несущего смерть киборга, учинил тотальный Холокост всей отечественной преступности и начал присматриваться к легендарной, овеянной туманом загадки, Якудзе.
- На связи сто двадцать девять, Универсам, – ответил Игорь, с сожалением убирая в ногу свой знаменитый робокопский пистолет.
- Красных кхмеров девяносто четыре, квартира семьдесят два, семейник, – коротко передал вызов дежурный. – Участковый занят, разберись по ситуации.
- Понял, Кхмеров девяносто четыре, – разочарованный тем, что подлый дежурный отвлек его от блистательной победы над злобными якудзами, Бочкин вернулся в реальный мир.
- У, бляди! – погрозив напоследок кулаком, он отправился усмирять разбушевавшуюся ячейку безнадежно больного общества.
- Пронесло, слава те, Хоспади! – глядя на степенно удаляющегося Бочкина-Робокопа, с облегчением вздохнули, мелко крестясь, насмерть перепуганные оябуны.

Read more... )
irkuem: (Default)
- Ну, чо, короче, – Бочкин выудил сигарету и защелкал зажигалкой, тщетно пытаясь прикурить. После десятой, неудачной попытки, он повернулся к напарнику.
- Митяй, дай огниво!
- А я говорил – купи нормальную зажигалку, не жопься! - протянул коробок спичек Барсуков.
- Ага, спасибо! – Игорь прикурил. – Вот, короче, выпустил мужик амстафа, ну так, чисто погулять попастись…
- Амстафа? – переспросил Барсуков. – Попастись? Совсем, что ли, ебнулся?
- Ну, он, как я понял, постоянно его так выгуливал, хули, с собачкой-то гулять лень, – Бочкин затянулся. – Ну, факт тот, что соседей-то он заебал изрядно. И в очередной раз, выпустил он своего крокодила, а сам домой упиздил, жопку на диван запарковал и телевизор включил. Красота же! Собачка, значит, по двору бегает, мелкую живность – до небольших дворняг включительно, давит. Ну чо, а тут девочка, со школы значит идет и как-то так их пути пересеклись, что собакин и подумал: «А чо бы и нет, собственно-то?» и вцепляется ей в ногу. И вот блядь, картина – девочка орет, дурным голосом, что немудрено, ибо как собачка процессом ее пережевывания, как-то увлеклась. И как обычно – куча народа, никто не подойдет, не поможет. Кто-то, блядь, даже телефон достал, поснимать – хули, сейчас они с камерами пошли. Качество, правда, совсем говно, но все-таки! А тут, через двор, идет, значит, наш дружинник…
- Леха, что ли? – уточнил Барсуков. – Который еще, по-моему, где-то в ЧОПе работает?
- Ну, он самый, – подтвердил Игорь. – Видит он эту картину, а поскольку парень он простой, два раза не думает, и камеры у него в телефоне нет, то выхватывает палку и начинает херачить собаку, поскольку девочку она уже как куклу треплет. Собачка, однако же, встретив достойного оппонента, девочку бросила и кинулась на Леху, причем, сука, руку ему прокусила насквозь, ногу порвала хорошо, ну и там по мелочи набралось. Пока они с собакой бились, родители выскочили, кое-как, вместе с папой отпинались от скотины, девочку утащили. Ну и Леха с ними уковылял.
- Ну чо, «скорая» приехала, их обоих в приемник увезли шиться. Участковый, ну, Вована ты знаешь, он тоже парень-то несложный. С родителями поговорил, соседей опросил, вышел на улицу, а там этот амстаф, уже сидит у подъезда, ждет, когда его хозяин домой пустит. Ну, Вован, не долго думая, достает пистолет, патрон досылает и без разговоров, собаке в жбан, в упор БАМ! БАМ!. И, сука, в этот самый момент, выходит хозяин. Чо, жопку на диване погрел, надо любимца домой пустить! Вован ему сурово так: «Мужчина, это ваша собака была? Собирайтесь, будем вас к ответственности привлекать!» Хозяин аж охуел от такого. В прокуратуру собрался идти, но не дошел
- Почему? – спросил Митяй.
- Ну, как, там папа покусанной девочки вышел, – развел руками Бочкин. – Так что тот приемный покой отправился, вслед за Лехой и девчонкой. С сотрясом.
- Какая печальная история, – покачал головой Барсуков. – А чо еще, хорошего, случилось, пока я в отпуске был?
- Да, особо ничего, – Игорь пожал плечами. – Народ творит хуйню, начальство ночами не спит, не знает, как из сборища разъебаев сделать нормальных сотрудников милиции, а в целом – все как обычно.

Read more... )
irkuem: (Default)
Вагинокапититус, то есть пиздоголовость (лейтенант И.В. Бочкин)
irkuem: (Default)
- Блядь, кабель, сука, не достает! – отчаянно матерился монтер-освещенец Вова, коего товарищи по орудиям труда, именовали не иначе как «Таракан» или «Вий». Засунув обе руки в тумбу, он безрезультатно пытался дотянуть кабели до клемника, - Блядь, чо делать-то?
- Да не еби же ты голову, дедушка ты, блядь, Онаний! – отпихнул его в сторону сварной. – Щас я газом его сдую, да переварим к херам!
- Кабель тока не пожги! – засуетился Вий. – А то…
- Да иди ты нахуй! – сварной взял резак и щелкнул зажигалкой. – До ночи так выебываться будем.
Хлопнул газ и яркое пламя, жадно чавкая, вгрызлось в металл.
- Игоряс! – крикнул через плечо сварщик. – Я щас нагрею, ты кувалдой ебани тут! А то тумбу к хуям прожжем!
- Ага. – Бочкин лениво отлепился от борта УАЗа и взял в руки страхолюдную, сделанную руками сумрачного цеховского умельца, здоровенную кувалду
Дождавшись, когда сварной сделает свое черное дело и отойдет в сторону, освобождая фронт работы, он примерился и аккуратно тюкнул по раскаленному, светившемуся ярко-оранжевым светом уголку, на котором был закреплен клемник. Железяка, что самым безответственным образом торчала в неудобном месте, покорно отвалилась, упав внутрь металлической тумбы
- Отакота! – Игорь бросил кувалду на асфальт и, взявши пассатижи вытащил еще горячий, дымящийся уголок. – Что бы вы без меня делали-то?
Примерившись, он приложил железку к стенке тумбы и крикнул сварному:
- Эдуардо, давай, прихватывай!
- Вы там смотрите, – начал было суетиться Вий.
- Вова, блядь, пиздуй наверх! – отмахнулся Бочкин. – Время уже четвертый час!
- Чо, время, – забубнил недовольный усач, раскладывая люльку автовышки. – Вы вечно съебываетесь, а я потом пизды получаю!
- Бегом, блядь! – рявкнул сварной, надевая маску и буркнул, обращаясь к Игорю. – Глаза!
Минут через пятнадцать все было готово. Опора уличного освещения, которую ввиду технической неграмотности, многие именовали «фонарным столбом», и на которой, иные граждане, собирались вешать коррумпированных чиновников и нечестных милиционеров, стояла, сверкая новой, свежепокрашенной тумбой и красуясь китайским светодиодным светильником, который, по замыслу умных руководителей из администрации города должен сэкономить великое множество ценных киловатт и народных денег. Тот факт, что стоит он как чугунный мост, притом, что качество сборке его ниже канализации, тех умных людей нисколько не смущал.
- Ладно, я в цех не поеду, – Бочкин кинул сумку с инструментом в машину. – Леха, без меня разгрузитесь, ага?
- Да не вопрос,– темный, похожий на гопника-латиноса, Леха закинул в прицеп кабели от сварочника. – Чо, ты завтра у нас?
- Ну! – кивнул Игорь. – Все, я погнал.
Read more... )
irkuem: (Default)
Глава 8. Две бешеных собаки

- Ну и, короче, чо, – Бочкин разложил бронежилет на капоте машины, достал из кармана пачку «Явы Золотой» и зубами вытащил сигарету. – Федя отправляет вчера. В автобусе, вроде как, кто-то с кем-то подрался, автобус стоит на остановке, приезжайте, разбирайтесь!
Зажав сигарету в зубах, Игорь ощупывал бронник:
- Блядь, да какой мудак пластины все время вытаскивает?!
Открыв дверь, он пошарил рукой под сиденьем. Пластины бронежилета, которые некий коллега, в бесконечной своей мудрости, снова вытащил: «Да от бронника только хуже!», лежали стопочкой, тускло поблескивая.
- Вооот они! – Бочкин достал железяки и начал вставлять их обратно. – Ну, мы, короче, приезжаем, смотрим - на остановке автобус стоит. Кондукторша сидит, глазками только хлопает, водила слегка очканувший, два тела, пьяных, сидят – ебла в хлам! Ну и на сиденье сидит дедок, такой уже старенький, но, сука, бодрый! Спрашиваем: «кто, что, почему?» Все только на деда пальцем тычут.
Игорь вставил в жилет последнюю пластину и повесил на сиденье, чтобы потом, когда потребуется, не искать его по всей машине. – Во, так я понимаю!
- Ну и чо дед? – спросил ожидавший пересменки сержант Трифонов.
- А чо дед? – пожал плечами Бочкин. – В отдел приехали, сразу начальник подбегает – «Здрастье - здрасьте! Как ваше здоровье?» А хули там его здоровье, там с этим у других проблемы! И к себе в кабинет увел, чаем поить. Телам «скорую» вызвали, с них кровищи натекло, как с кабанов, мы рапорта написали…
Бочкин бросил бычок в урну и продолжил:
- Чо, короче, выясняется. Дедок – кэгэбэшник, не то полкан, не то повыше, честно сказать, не понял. Начинал еще в СМЕРШе, ближе к концу войны. Ну и после уже, по Западному Хохлостану бандеровцев, по лесам гонял, то еще где. Но, то, что большую часть службы не по кабинетам сидел, это факт. И вот, едет он, значит, в автобусе и тут заходят два тела. Пьяные, матерятся, к девочке какой-то доебались. Пролетариат в день получки, чо там. Деда им и говорит: «Ребята, вы ведите себя потише!». Тела, его как бы невзначай нахуй посылают. Чо там, какой-то пердун возникает? И продолжают: «захуй-нахуй-девушка, а вашей маме зять не нужен? Ой, а может с нами, у нас весело?».
Дед им снова: «Ребята вы себя нормально ведите!». Ну, тут уж они не стерпели – хули, какой-то сморчок, которому жить-то осталось, два понедельника, им тут еще чего сказать посмел! Иди, говорят, нахуй, пока пизды не получил, хуила старый! Ты, если помоложе был, уже бы давно по еблу поймал! И вот прикинь, дед, по долгу службы, много лет по живым людям стрелял и горло им, значит, резал, во Славу Отечества. А тут какое-то хуйло, что в армии, кроме как ямы копать, нихуя не делало, с ним так разговаривает! Старый-то он старый, но еще, более-менее живой – зарядку по утрам делает, гирю даже тягает. Короче он, на нежданчике, сходу палкой в ебло, как засветит! И второму следом. Да качественно так, у одного пару зубов вынес, глаз едва не выбил, ну там губы, брови – сечек наставил. Не стареют душой ветераны, чо могу сказать!
- Ну и правильно, – кивнул Трифонов. – Мы вон тоже, позавчера, ночью, к «Электрону» приехали – «Двое пытаются отобрать сумку». Приезжаем. Дворников, хуила, без сознания лежит и Грубов, уебок, сидит на жопе, за ебло разбитое держится, встать не может. А рядом пацанчик с телкой стоит, худой такой, но, сука, жилистый.
- А они чо, уже освободились? – недоуменно спросил Бочкин. – Их же вроде как закрывали?
- Да я ебу? – Трифонов пожал плечами.– Наш суд, самый гуманный суд!
- А, ну да, ну да! Хули, пусть гуляют, они ж накосорезили-то пока мало!
- Ну, вот как привалят кого, тогда пусть закрывают, а так-то, чо? – Трифонов развел руками. – эти два долбоеба, короче, бухали, деньги кончились, а добавки надо. Ну и пошли к магазину. Хули, у кого поклянчить, у кого отжать, мозгов-то нихуя вообще нет! А тут пацан, зашел, «Мартини» прикупил, конфеток…
- Гондонов, – подсказал напарник Трифонова. – Как «Мартини»-то без гондонов?
21+ И не говорите, что не предупреждал. )
irkuem: (Default)
- Эй, Ахмэд! – здоровенный боевик, прячась за обширным телом начинающего толстеть Бочкина, чуть отодвинув занавеску стволом автомата, посмотрел в окно. - Там снайпэр, да!
- Гдэ? – отозвался, хрустнув шеей, Ахмед.
- Да вон, в окне! – боевик осторожно указал на распахнутое окошко на третьем этаже. – Или чо, там, билять, в минус тридцать кому-то жарко стало?
- У, шайтан! – сплюнув на пол, Ахмед жестом подозвал еще одного бойца и что-то зашептал на ухо.
- На мэсто сядь! – жесткая рука дернула Игоря за воротник бушлата и толкнула на сиденье.
- Э, встать, сабак нэвэрный! – схватив за шиворот одного из заложников, рослый террорист, заставил его встать и, сообщая ускорение стволом автомата, повел к выходу
- Открывай! - скомандовал он водителю, спрятавшись за несчастным – Двэрь аткрывай, да!
Шууххх! – с шумом распахнулась дверь ПАЗика.
- На, нах! – выкинув бедолагу мощным пинком, он нажал на спуск. – Алла Акбар!
Да-да-да-да-да! – зашелся в длинной очереди АКМ.
Бум! Бум! – воспользовавшись секундным замешательством, Мустафа и Ахмед влепили из подствольников в распахнутое окно.
- Алла Акбар! Я твой дом труба шатал!
«Убитый» снайпер, высунувшись из окна, показал террористам средний палец и с чистой совестью удалился греться и пить горячий чай – он, верный присяге до конца, честно выполнил свой долг.
- Слышь тело, уползай, пока яйца не отморозил! – резкий окрик вывел из ступора безжалостного расстрелянного террористами заложника, что растерянно хлопал глазами, сидя жопой на снегу. – Уползай, нахуй!
Бочкин в десятый раз поблагодарил Господа за то, по воле Его он уродился таким умным и предусмотрительным. И надел под теплый свитер еще и навороченное термобелье, способное, по заверениям производителя, спасти от холода даже в ядерную зиму. Остальные заложники, наивно полагая, что все мероприятие закончится через час-полтора, вовсю стучали зубами и тихонько подвывали от холода, тщетно ожидая скорого освобождения и потихоньку поддаваясь самому, что ни на есть, «стокгольмскому синдрому».
Долгожданное освобождение, однако, никак не наступало. Злые ваххабиты уже засекли и отогнали огнем ПКМ выдвигавшуюся группу, завалили снайпера и несколько раз жестоко расстреляли заложников.
- Товарищ главарь банды, разрешите обратиться? – сидящий рядом с Бочкиным Драгунов осторожно поднял голову.
- Чо надо? – обернулся Ахмед.
- Товарищ главарь, а вообще, насколько реально так выйти к автобусу? – с интересом спросил Славян – Мы же, считай, на открытом месте стоим, кругом простреливается.
- Очень реально, поверь, – главарь поправил автомат и почесал шею. – Надоело, что ли?
- Да не, чо, – Бочкин пожал плечами. – Так-то нормально. Весело.
- Ну смотрите, если чо, вас следующих на расстрел поведем, – кивнул им Ахмед. - Так, еще раз, на всякий случай – пройдя по салону, злой террорист развернулся к заложникам. – Когда начнет хлопать и взрываться – зажмуриваемся, закрываем голову, скукоживаемся под сиденьями и не отсвечиваем. Всем понятно?
- Понятно… Ага… – раздались нестройные голоса.
Бочкин со Славяном, устроившись поудобней, задремали. В роли заложников, в отличие от тех, кого сослали за залеты и косяки, они оказались добровольно.
Многочисленные залетчики, коим без приключений на жопу жить было неинтересно, а день, прожитый без морально-воспитательных пиздюлей, был днем прожитым напрасно, умостившись на сидушках ПАЗика, проклинали горькую свою судьбинушку и дурную, вечно создающую проблемы, голову.
А ведь еще месяц назад, на утреннем построении, начальник курса, майор Мазур радостно сообщил всем присутствующим:
- С сегодняшнего дня, товарищи слушатели, объявляется конкурс во взвод специального назначения! Задачи взвода - несение службы в составе наряда по учебному центру в Новый год, а также в последующие праздничные для всей страны дни. Кроме того – выполнение всех грязных и тяжелых работ!
Read more... )
irkuem: (Default)
- Пошли вон, скоты ебаные! – развалившаяся на траве бабка вновь попыталась лягнуть Бочкина. – Твари, блядь!
Игорь досадливо поморщился. Вот зачем, спрашивается, Каменев свернул именно здесь? Проехали бы иной дорогой, глядишь, и кто-нибудь другой тратил бы на бабку драгоценное служебное время и бесценное личное здоровье!
- Старая, ты адрес-то свой сказать можешь? – зашел с другой стороны старшина. – Давай тебя домой увезем, чо ты тут валяешься?
- Пошел нахуй! – презрительно скривившись, сплюнула старушка. – Скот, блядь!
- Да чтоб тебя, – тяжко вздохнул Игорь и посмотрел на старшину. – Может документы поискать?
- А поищи! – довольно оскалился старшина.
- Так, старая, придется потерпеть! – Бочкин выдернул из бабкиной руки старомодный кожаный ридикюль. – Да не кусайся ты, чума ряженая!
- Руки убери! Руки убери, скот! – завопила седая леди, когда не найдя каких-либо документов, чтобы выяснить, как эту бабку зовут и где она прописана, чтобы спихнуть на руки заботливым родственникам, Игорь начал обшаривать бабкины карманы. – Руки убери, малолетка, блядь! Куда полез, тварь! Куда блядь?!
Прохожие, как им положено, проходили мимо. Неодобрительно глядели на взмыленных, начинающих сатанеть сотрудников. «Теперь хоть попиздеть будет о чем. Менты, суки, над старушкой издеваются! В вытрезвитель ее сдадут и очередное звание заработают! Маньяков бы лучше ловили! - зло подумал Бочкин, затылком ощущая недобрые взгляды. – Как бабку до дома довести, так никого нет!»
- Ну и чо, куда ее девать-то? – спросил у старшины Игорь. – В медяк отвезем?
- Ну а куда еще? – пожал плечами Каменев. – Не тут же оставлять?
- Ты живешь-то где? – еще раз, на всякий случай спросил у бабки старшина. – Давай тебя домой отвезем!
- Нахуй иди! – пьяно икнула та. – И-ди на-хуй! Скотина ебаная!
- Значит, в медяк!
- Не стыдно вам над бабушкой издеваться? – донеслось до Бочкина. – Что вы над ней изгаляетесь, встали тут, два лба!
Игорь обернулся. Дородная тетка, центнер с гаком феминизма и ненависти, смотрела на него, возмущенно раздувая ноздри.
- Что вылупился? Маньяков бы лучше ловили!
«Дались им эти маньяки» - устало подумал Игорь и сказал: - Знаете, при вашей комплекции, сексуальный маньяк - ваш последний шанс!
- Чо? – выпучилась тетка. – Чо?
- Через плечо! – рявкнул Бочкин. – Иди куда шла, и не мешай!
Read more... )
irkuem: (Default)
- Открывай, сука! – донеслось из полуоткрытой двери. – Открывай, блядь, всех поубиваю!
- О, как! – сделал серьезное лицо старшина Каменев, досылая патрон. – Всех, значит, поубивает!
- Ну, чо, готов? – Бочкин снял автомат с предохранителя, – Заходим!
Ни сам почтенный отец семейства, ни члены семьи не обратили внимания на прибывших милиционеров группы немедленного реагирования. Отец семейства был очень занят – громко и с чувством, сетуя на свое негодное семейство, он рубил топором дверь в ванную комнату, где оное семейство от него и укрылось, в надежде отсидеться и пережить внезапную вспышку дурного настроения.
- Вася! Вася, не надо! Вася, перестань! – истошно вопила супруга, начинавшая осознавать, что ванная не такое, в общем-то, надежное укрытие, как казалось раньше. И что дверь, казавшаяся крепкой, вот-вот рассыплется. – Вася!
- Ыыыыыыы! – подвывали наследники, понимая, что, вырубив дверь, родной тятенька запросто порубит их, испортивших ему всю жизнь, негодяев, вероломно появившихся на свет помимо его воли.
Дверь уже держалась на соплях и честном слове ЖЭКовского плотника Ивана Арсеньича, поставившего ее в незапамятные советские времена. Летели щепки. Кое-где прорубленная насквозь, она все же выполнила свою задачу - задержала на какие-то минуты старушку с косой…
- Стоять, милиция! – за спиной у мужика отчетливо лязгнул затвор автомата, – Шевельнешься – угандошу!
Не, ну, а что? Законодатель не уточнял, в какой, конкретно форме, сотрудник должен предупредить гражданина о намерении применить оружие.
Мужик замер. Звук затвора ему был знаком, в армии-то он, как-никак служил и, хотя, в основном занимался тем, что красил, подметал и бегал за сигаретами для дедушек, пару раз оружие таки держал. Очень медленно, как в кошмарном сне, он повернул голову. Картина, открывшаяся залитому алкоголем взору, открылась совершенно безрадостная. Прямо на него, уставившись бездонными, черными зрачками, смотрели автомат системы конструктора Калашникова и пистолет системы Макарова.
- Топор положил! – прикрикнул на него Бочкин. – Топор положил, я сказал! И ебалом в пол!
Read more... )
irkuem: (Default)
- Держи, – Бочкин протянул Славяну пачку «Явы золотой».
- А дайте сигарету, – подал голос один из неравнодушных к сверстникам пиздюков.
- А никто тут не приборзел часом? – ответил Драгунов. – В жопу тебя не поцеловать?
- Не, чо вам, жалко?
- Жалко, блядь у пчелки, в той самой жопке, что тебя интересует! – отрезал Славян. - Не дрочи судьбу, сиди на жопе ровно!
Пиздюк отвернулся, всем своим видом показывая, где, как и на каком конкретно органе, он вертел тупых мусоров, буркнув что-то себе под нос
- Я чо то не догнал, – сказал Бочкин, не повышая голоса, – Это мы что, тут решили характер показать, а?
- Не, а чо вы…
- Рот прикрой, – устало ответил Игорь. – Ты не поверишь, не такие крокодилы тут зубы показывали…
Если дети – цветы жизни, то перед Бочкиным сидело четыре сорняка, выросших вследствие бездумно брошенного на, так сказать, жизненную грядку семени. Причем, судя по всему, оное семечко кидали в алкогольном угаре. Вопрос с исполнением родительских обязанностей, в отношении свежепроросшего ростка, родители решили просто, во всем положившись на волю Господа. Логично рассудив, что раз уж Ему было угодно рождение этого дитя, то пусть Он и заботиться, благо возможностей у Господа Бога не в пример больше, чем у пары нищих алкашей из российской глубинки.
Read more... )

Думаю, все в курсе, что книга принадлежит клавиатуре Виталия Аверина, а я к ней имею отношение крайне опосредственное. Просто привожу в порядок, не более того.
Ну это так, чтобы не возникало вопросов.
Page generated Sep. 26th, 2017 02:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios