August 2017

S M T W T F S
  12345
6789 10 1112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
irkuem: (Default)
Бганы, которых насчитывалось аж пятеро – отец-старшак и четыре сына, людьми были основательными и хозяйственными. Крепко держали и Старую Бгановку, где обитал отец с самым младшим, холостым еще сыном, и Бгановку Новую, где жили семейные братья. Зарились одно время на Вымрувку, там, где солеварня пана Жижки, но не выгорело. Вырви-Глаз сам на кого хочешь позарится!
Но и кроме солеварни, у Бганов было чему завидовать: и две пасеки, и полей несчитано (на тайных делянках, средь пшеницы тоже всякое порой росло, законами Республики не особо разрешенное). Ну и полторы сотни коров со всякими хрюшками…
- Чисто магнаты, - кивнул Подолянский, который с ландфебелем ехал во главе наряда, растянувшегося на узкой тропинке.
- Можно и так сказать, - хмыкнул Водичка, - разве что звания подлого, и на шелках баб драть не приучены.
- Скользко на шелках, на пол усвистеть можно. Вместе с бабой, - задумчиво произнес прапорщик, обернувшись.
- Что, совсем хороший? – в свою очередь обернулся и ландфебель. – Ох, ну курва ж мать, прости Царь Небесный…
Поручик Байда, назначенный старшим, уже на лошадь залезал с некоторой долей неуверенности и легкой расслабленностью в членах. За долгую же поездку, его и вовсе развезло – офицер качался в седле из стороны в сторону. От падения спасало разве что везение, призванное спасать пьяных и дураков.
- Нельзя его таким везти, - нахмурился ландфебель, - граничары ко всему привычные, но вдруг очнется невовремя.
- Буйный? – уточнил Подолянский. Прапорщика самого слегка вело. Но свежий лесной воздух и оживленный разговор потихоньку трезвили. – Или муроводит?
- Блюет, - коротко пояснил Водичка и рявкнул:
- Сучевский, пана поручика под белы руки, и на заставу. Ферштейн?
Рядовой, кряжистый дядька, на вид - года так десятого службы, а то и старше, молча ухватил поручикову лошадь под уздцы, развернул.
Подолянский дождался, пока маленький конвой скроется за поворотом узкой лесной дорожки, потом махнул рукой, двинули, мол.
- Довезет, - подтвердил Водичка, - он парень надежный. А что у Бганов случилось – то брехня все. Не коров они там делили!
- А из-за чего тогда? – спросил Подолянский, удивленный таким резким переходом. - Скот, насколько знаю, в здешних местах первая ценность.
- С тем не спорю, - замотал головой ландфебель. – Только зуб даю, что они, по своему падлючьему обычаю, за лето с батраками не рассчитались, вот те и взбеленились. Ну или кинули по десятке в зубы, и зимуй как хочешь! Те еще жучары! И знаете, господин прапорщик, до того ведь наглые, что даже ученых столичных, и тех обжулили!
- Ученых столичных? – переспросил Анджей. – Когда успели? Мы с ними неделю как на заставе. Одним поездом добирались.
- Да я не про тех, а про прошлых! – радостно оскалился Водичка. – Этих ты еще попробуй обжулить! Один профессор чего стоит!
Насчет главного ученого, Подолянский с ландфебелем был согласен полностью. Профессор Конецпольский держался так, будто в прошлом был не меньше, чем полковником, а то и бригадиром. И выправка, и борода, и не голос, а сущий глас, на весь плац рычать можно. Остальные геологи, конечно, пожиже, но видно, что бывалые. Разве что барышня – секретарь выбивалась, сущей тростинкой смотрелось. И глаза какие… Эх! Пани Юлия, куда ж вы теми глазами смотрите, да все не туда...
Read more... )
irkuem: (Default)
Я живу в лесу глубоком
Я живу в глухой тайге!
И в молчаньи одиноком
Мыслю только о враге!


Захмелевший прапорщик качался в седле. В голове шумело горным водопадом - поднесли чашу, поднесли! И какую! В той чаше половину пьянчуг родного Дечина утопить можно, и еще на палец останется. Но выпил, справился, не уронил честь гвардейскую! Хотя сколько той чести осталось… Но хватит о плохом! Не время и не место!
Вокруг – за спиной, впереди, и с обеих сторон, ехали офицеры двух застав, четвертой и третьей («с «двуйкой» у нас, пан Анджей, не мир, не война, в спину не стреляем, но в суп плюнем! А первая далеко, мы с ними вообще никак. Потому и не позвали вылупков!»), горланили песни, слов которых Подолянский не знал («Видит Царица небесна, выучу! Память хороша и горло стальное, в роте запевалой был!»), угощали новичка живительными напитками («честью клянусь, клыки у него были, вот такенные, в локоть, в два локтя! И фляжечка вот эта самая на ремне, крохотулька!»), вещали о подвигах («вот помните того, у кого фляжку забрал? Не помните?! У ихнего военного вождя, Гросса Шланга его звали. Чуть ли не в сажень! Будто мумак какой, идет, по земле волочит, прости, Царь небесный! С одного выстрела перебил!»).

О враге, что тайно бродит
По тропам в полночный час
И случается находит
Пулю меткую от нас
Не страшит его коварство
В этом сумрачном лесу:
- Я охраны государства
Службу честную несу!


Прапорщик внимательно слушал, с готовностью смеялся, где надо, и где не надо, пытался подпевать (чтоб громко выходило, вот главное! А слова, что слова, запомнятся!» Рядом были те, за кого он сейчас готов отдать жизнь и душу. И знал, что соратники поневоле и на миг не задумаются, если от них потребуется такая же жертва Рядом были свои. И он был свой.
Чувство, накрепко забытое за год. И воспрявшее сейчас, пробившее дорогу внутри, как молодые ростки пробиваются сквозь пепел.С сердца словно смывали всё старое и дурное: ревность, разъедающую душу, каленый огонь ненависти, черную тоску. И даже небо, перечеркнутое сталью решетки выветрилось из памяти. Царица Небесна, чудно-то как!

- И клянусь я, братья, честно
Государство охранять!
Спать нельзя, забудь подушку,
И всегда ты будь готов –
- На винтовочную мушку
Брать лихих врагов!*

*Песня лесной охраны Маньчжоу-Го

Read more... )
irkuem: (Default)
На залитой лунным светом тропе, вьющейся сквозь осыпавшийся уже подлесок, стояло семь человек.
- Руки в гору, пан офицер! А то, Бог свидок, стрельну! Надо оно вам?
Больше всего, прапорщик Корпуса Кордонного Безпечинства Анджей Подолянский боялся не выстрела. Да, оборванный граничар целил ему прямо в живот – намекая, что быстрой смерти не будет, придется помучаться. Страшнее было, что собственный голос дрогнет, даст петуха.
- И не боишься, ты, граничар, с Корпусом-то ссориться? Не дадут ведь тебе жизни. Надо оно тебе?
Вышло приемлемо. Не плац-доклад, конечно, флаги не затрепетали бы от рыка, но вполне, вполне. С другой стороны не генералы вокруг, а десяток контрабандистов из местных свободных крестьян-фригольдеров. Пусть и вооруженных до зубов – ни одного однозарядного самопала, только армейские винтовки-«барабанки». Новенькие, не потертые. Что ж, сегодня еще пара штук в их арсенале добавится. У главаря, что стоял рядом со стрелком, на поясе две кобуры. И не пустые. Эх… Привычная тяжесть пояс Анджея не оттягивала – его-то кобура, хлопала расстегнутой крышкой.
- А чего нам боятся-то? - со скверной улыбкой спросил главарь. - Брюхо вспорем, каменюк набьем, в Лабу кинем. Она жадная, никого еще не отдала.
Read more... )

_______________________________________________________________________________

Сразу скажу, целиком выкладываться не будет, смысла нет. Так, несколько глав с плавающей периодичностью. Вот допишу, а там видно будет.
irkuem: (Default)
- Какие будут предложения, господа пограничники?
Господа пограничники молчали, преданно глядя на начальника заставы. Цмок подождал еще немного, пристально вглядываясь в лицо каждому из присутствующих. Все старательно таращились, но предлагать что-либо не спешили. От греха подальше. Ветер тихо свистел в голых ветвях деревьев, окружавших овраг, что служил заставе стрельбищем. Справа от лестницы была сооружен трехстенный сруб - чтобы можно было стрелять в дождь или снег. Под навес, под которым стояли пограничники, редкие снежинки не залетали, но все вокруг потихоньку застилали.
- Какие у меня робкие бойцы, - неодобрительно сплюнул на вытоптанную землю Темлецкий, шагая вдоль неровного строя. – Ладно, тогда назначаю добровольцев.
Строй колыхнулся.
- Ага! – воскликнул Цмок, выбрасывая вперед руку с хищно-указывающим пальцем. – Добровольцами назначаются поручик Байда и рядовой Бужак!
- Разрешите присоединиться к поручику и рядовому?
Темлецкий оглянулся, кивнув.
- Вам, прапорщик, заранее разрешаю все. Даже открывать дверь в мой кабинет ногами. Если в руках, у вас, конечно, будет большая и красивая бутылка вкусного и полезного коньяку.
- Обязательно, господин гауптман! – бодро рявкнул Подолянский. Ему, привычному к многочасовым плац-парадам с прихотливыми эволюциями подразделений, нынешние потуги на строевую подготовку казались насмешкой. С другой стороны, когда гоняешь по лесам всякую шваль, “носок тянуть” не надо.
Read more... )
irkuem: (Default)
"...Захмелевший прапорщик качался в седле. В голове шумело горным водопадом - поднесли чашу, поднесли! И какую! В той чаше половине пьянчуг Дечина утопить можно, и еще на палец останется. Но выпил, справился, и тут не уронив чести гвардейской! Хотя сколько той чести осталось… Но о плохом думать не хотелось. Не время и не место!
Вокруг – за спиной, впереди, и с обеих сторон, ехали офицеры двух застав, четвертой и третьей («с «двуйкой» у нас, пан Анджей, не мир, не война, в спину не стреляем, но в суп плюнем! А первая далеко, мы с ними вообще никак. Потому и не позвали вылупков!»), горланили песни, слов которых Подолянский не знал («Видит Царица небесна, выучу! Память хороша и горло стальное, в роте запевалой был!»), угощали новичка живительными напитками («честью клянусь, клыки у него были, вот такенные, в локоть, в два локтя! И фляжечка вот эта самая на ремне, крохотулька!»), хвастались о подвигах («вот помните того, у кого фляжку забрал? Не помните?! У ихнего военного вождя, Гросса Шланга его звали, чуть ли не в сажень! Будто мумак какой, идет, по земле волочит, прости, Царь небесный! С одного выстрела перебил!»)"
Page generated Sep. 26th, 2017 02:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios